Язык

«Антимарксистское толкование я должен отвергнуть. Маркс укладывается в систему «Рабочего», однако не заполняет ее целиком. Примерно то же можно сказать и о его отношении к Гегелю. Я догадываюсь, что Гегель скорее согласился бы с «гештальтом» рабочего, чем с редукцией его к экономике, которая остается лишь одним из секторов. «Гештальт» (уже само это слово трудно для перевода) репрезентирует мировой дух для определенной эпохи, причем как дух господствующий, в том числе и в области экономики. Основная проблема – власть; она определяет детали […]

Гештальт более родственен монаде Лейбница, чем платоновской идее, и ближе перворастению Гёте, чем гегелевскому синтезу. Рабочий – это титан и тем самым – сын Земли; он, как говорит Ницше, следует ее смыслу, причем даже там, где он, казалось бы, ее разрушает. Вулканизм будет возрастать. Земля породит не только новые виды, но и новые роды. Сверхчеловек еще относится к видам […] Крушение богов пока еще не завершилось: материальная атака на мир предков с его князьями, священниками и героями. Ответ не заставит себя ждать. Гесиод и «Эдда» обретают актуальность»

Эрнст Юнгер. Из письма Анри Пляру от 24 сентября 1978 года

«В этом эссе, за которое я взялся бы сегодня иначе, я попытался вернуть то, что Маркс отбросил из дистиллированного им Гегеля, и вместо некой экономической фигуры увидеть Гештальт, к примеру, в смысле перворастения […] К гештальту Рабочего, впрочем, ближе подошли в России и в восточной зоне*, нежели у нас. Это выражается в примате власти перед наукой. Маркс – это le bon vieux père, великий вождь, которому подражает обращенная вперед сторона их янического лика. Поэтому в своих действиях они нередко довольно неуклюжи, но это не мешает делу. Я-то как раз хотел бы избежать того, чтобы из меня делали антимарксиста, конечно, я не укладываюсь в Марксову систему, но зато он, пожалуй, укладывается в мою»

Из письма Вальтеру Патту от 28 октября 1979 года

* — ГДР

** — старый добрый папаша

Поделись с друзьями!

Comments are closed.