Язык

Писатели, проникнутые чувством своего превосходства, глубоко презирающие волнения толпы, обрекают человечество всецело двигаться таким образом в безвыходном, заколдованном кругу. По их мнению, толпа совершенно не способна к самостоятельному мышлению, и неизбежно поддается демагогам, которые, преследуя свои интересы, направляют массы от прогресса к реакции и обратно. Действительно, в массе индивидов, тесно сплоченных друг с другом, легко создается общая всем душа, всецело подчиняющаяся одной страсти, проявляющаяся в одних и тех же криках энтузиазма или отчаяния, — это как бы одно существо с тысячью голосов, безумных от любви или ненависти. В течение нескольких дней, нескольких часов водоворот событий увлекает одну и ту же толпу к самым противоположным проявлениям — восторга или проклятий. Те из нас, которые сражались за коммуну (имеется в виду Парижская коммуна 1871 года — прим.ред.), знают эти страшные приливы и отливы народных волн. Когда мы отправлялись на баррикады, нас провожали трогательными приветствиями, слезами восторга в глазах, женщины нежно махали платками. Но как принимали тех из вчерашних героев, которые избегнув смерти, возвращались, как пленники, окруженные солдатами. Во многих кварталах толпа состояла из тех же самых людей, но какой полнейший контраст в её чувствах и настроениях! Какие негодующие крики и проклятия. Сколько дикой ненависти в её словах: «Смерть! Смерть! Расстрелять их. На гильотину»!

Элизе Реклю. «Эволюция, революция и анархический идеал»

Читайте также:

  1. Бунт и смерть
Поделись с друзьями!

Comments are closed.