Язык

Очерки коммунистической теории

Часть IV

Капитал. Генезис капитала. Предприятие

Привычные для населения национальные культуры зачастую не являются полностью самостоятельными. Английская чайная традиция связана с проникновением лечебного чая из Китая в Европу, а вилка, без которой немыслим столовый набор во многих странах, изобретена на Ближнем Востоке. Нации заимствуют друг у друга различные элементы, делая их неотъемлемой частью своего быта, а потому также идей, языка.

Торговля между нациями сильно способствовала движению стоимостей в товарной и денежной формах, и сама торговля – это выделившееся в ходе общественного разделения труда «ремесло», всегда занимающее место где-то между различными секторами производства. И так как общества отличаются по историческому пути и условиям развития, то следует говорить о разности их производительных сил. Менее развитые общества производят блага в среднем дольше, чем более развитые. Тем не менее это не исключает того, что товары из менее развитых обществ могут экспортироваться в более развитые.

Купцы, путешествующие в другие страны, пользовались разницей производительности для того, чтобы продать в менее развитых странах то, что было произведено с меньшими усилиями в более развитых странах. Обыденная вещица развитого общества оказывалась диковинной и более дорогой для менее развитого общества. Такая разница могла быть ощутима только при перемещении между странами. Покупая товар за эквивалент 10 рабочих часов, купец успешно продает его там, где на производство товара уходит 20 рабочих часов, обойдя местную конкуренцию. Эта разница и составляет для купца настоящую прибыль и цель всей торговой затеи. Такое торговое отношение, что оставляет его агенту прибыль, полученную из разницы между производительными силами наций, является торговым капиталом, первой формой капитала вообще. Имея стоимость, торговец увеличивает ее одним лишь обменом. Подобная хитрая сделка торговца уже являлась своего рода эксплуатацией, население неразвитых стран становилось заложником торгового капитала, этого гостя из невиданного богатого мира.

Иной первородной формой капитала являлся ростовщический капитал, распространявшийся с проникновением денежной формы стоимости в производство. В свою очередь ростовщичество принимало две характерные формы – ссуды, выдаваемой богатым земельным собственникам, и займов мелким производителям, преимущественно крестьянам. В обоих случаях ростовщик, владея только денежной массой, выдает ее в пользование под процент, составляющий в целом его прибыль. Куда будут потрачены деньги для ростовщика не суть важно. Расточительный земельный собственник не находит такого применения деньгам, которое бы покрыло сумму долга вместе с процентом, как не находит его и крестьянин, чей труд все менее способен погасить долг, и даже авансированная в производство сумма перестает возвращаться в полном размере. Так вместо платы ростовщик отбирает владения и средства производства земельного собственника и крестьянина.

Еврейские купцы продают золотой кубок, гравюра XIII в.

Еврейские купцы продают золотой кубок, гравюра XIII в.

Торговый и ростовщический капитал в докапиталистических способах производства не господствуют в общественном производстве, так как сами не являются производительными. Это товарные отношения находятся вне основы экономического устройства. Эксплуатация, лежащая в сердцах докапиталистических способов производства, не основана на приросте стоимости, товарное производство не завоевало доминирующего положения в экономике. Купеческий и ростовщический капитал, потому, являются вторичной эксплуатацией, воздействующей на производителя негативно, оставляя его без собственных средств производства. Так первые формы капитала покоряли Индию с XVI-го века, на побережьях процветала торговля, а в центре государства – ростовщичество, но даже в этих условиях общество было все еще переплетено докапиталистическими производственными отношениями, основанными на крестьянско-ремесленническом, а также, в меньшей степени, рабском труде.

Само слово «капитал» происходит от латинского capitalis, означающего главный, доминирующий. Есть популярное заблуждение, что капитал всегда существовал в истории человечества, но даже стоимость и деньги, необходимые для первородных форм капитала, зародились не сразу. Когда же капиталистические отношения стали господствующими? В какой форме капитал охватил основу общественного производства? Купец и ростовщик приумножают свои деньги, исходная стоимость, выраженная в деньгах, преобразуется в одной или нескольких метаморфозах и возвращается к денежной форме, но заметно увеличившись. Процесс, увеличивающий накопленную стоимость, в ростовщичестве и купеческом деле, в общем, является отношениями обмена и распределения стоимостей. Но если процесс увеличения капитала предстанет как общественное производство, то прежняя сущность капитала изменится, став основой всего способа производства.

Метаморфозы денег в товары или товаров в деньги являются обменом и, само собой, требуют наличия в данной отрасли всеобщего эквивалента, то есть денег, и движения продуктов в качестве стоимостей, то есть товаров. Поэтому нельзя найти производительный капитал в натуральном хозяйстве сельских общин, производящих преимущественно продукты, но не товары. Купля и продажа не были основой жизни общинных крестьян докапиталистических формаций. Привязанность к земельным участкам затрудняла их свободное перемещение. Однако проникновение обмена и товарного производства в деревню обусловило грабеж аграрных производителей другими классами. Крестьянин лишался земли вследствие давления на него вышеупомянутыми займом ростовщика и дешевым выкупом товаров купца, а также другими методами ограбления – налогами, законами и т.д. Йомены, английские крестьяне, владевшие землей и общинными пастбищами, исчезают как класс в XVIII-м веке. Те общины, которые дольше всех сохраняют свой быт, тянущийся от первобытного коммунизма, этим обязаны суровым природным условиям или специфическому общественному устройству (азиатские общины, восточнославянская община и т.д.)

Освобождение крестьянина сделало его безземельным работником, которому оставалось пойти на заработки к фермерам или в город, где товарное производство было развито еще в большей степени. Городские ремесленники принимали в своих мастерских огромное количество свободных производителей, отрезанных от прежнего труда на земле. И хотя цеха пытались ограничить максимум учеников и работников, который дозволено было иметь мастеру, все же эта черта была пересечена, и мастерские заполучили прилив свободной рабочей силы, достаточный, чтобы позволить главному мастеру не применять никакого труда кроме командования и надзора. Количественные изменения переросли в качественные. Мастерская стала поставлять на рынок такое количество товаров, которое возвращалось в руки мастера в виде денежной массы, существенно превышавшей стартовую сумму. Или, иначе говоря, мастер заполучил тот минимум денежной стоимости, который вкладывался в производство и после продажи произведенных товаров оборачивался еще большей денежной стоимостью.

Мастерская XVI в. по отливке бронзовых орудий. Гравюра по рисунку И. Страдануса

Мастерская XVI в. по отливке бронзовых орудий. Гравюра по рисунку И. Страдануса

Аналогичным образом фермер в деревне не только потреблял продукты батраческого труда, но и превращал их в товары, продавая на рынке. И фермера, и городского мастера теперь больше заботило даже не самостоятельное потребление товаров, а возрастание денежного эквивалента. Материальное производство стало этапом, лежащим между превращением денег в товар и обратным превращением произведенных товаров в деньги, но в то же время наиболее важным звеном капитала.

Инвариант производства – это взаимный обмен человека и природы, объекта и субъекта. С возникновением классового разделения производство как общественная функция распределяется в зависимости от структуры классовых отношений. Феодалы, рабовладельцы не участвуют в производстве, как это делают крестьяне и рабы. Вместе с трудом распределяются и объективные условия труда – средства производства выступают в социуме как собственность. Земля является одним из основных источников производства, поэтому с перемещением земельной собственности от крестьянской общины к частным владельцам начинается смена способа производства, классовых отношений. Аграрное производство становится исходным пунктом и решающим моментом в возникновении капиталистического способа производства, идущим от деревни к городу.

Для производителя, ставшего пролетарием, основой выживания теперь является не труд для собственных нужд в составе общины, но наёмный труд. Найм уже заключает в себе особый обмен между трудящимся и нанимателем. Исторически наемный труд появился ранее, в военной сфере, но война могла быть только побочным средством вне эксплуатации, обмена и производства товаров. Также наёмный труд встречался в античном способе производства, но в этом случае наниматель был непосредственно потребителем продуктов труда, потребительных стоимостей, а значит, цикл заканчивался без продажи результатов производства, без обратного превращения продуктов труда в денежный эквивалент.

Наёмный труд проявляет себя как обратная сторона капитала только при названных выше условиях – разграбление общины и освобождение производителя, расширяющееся движение стоимости и товарного производства, сосредоточение необходимого денежного эквивалента и средств производства в руках частных собственников – мастеров, фермеров и т.д. Начало любого капиталистического кругооборота – это вложение денег, покупка объективных условий труда, то есть средств производства, и особая сделка с субъектом труда, наёмным производителем. Но сперва условия труда должны быть превращены в товар, коим они не являются в рамках общины. Миф о том, что средства производства были заполучены первыми капиталистами в ходе честной конкуренции, развенчан выше – начало капиталистического способа производства не могло быть положено без активного и насильственного разорения общины при активной помощи государства под прикрытием различных идей о неприкосновенности собственности и всеобщем благе. История капиталистических отношений – это движение стоимости, сопровождаемое экспроприацией сверху, террором и угнетением производителей. Сам процесс отделения крестьянина от его собственности остается в истории под названием «первоначальное накопление капитала», что достаточно раскрывает сущность процесса – чтобы начать рост стоимости, накопленные блага должны преодолеть определенный количественный барьер. Чтобы шагнуть к аттрактору – господству капиталистического способа производства — частные собственники должны заполучить возможность купить объекты производства.

Но что за отношение выстраивается между освобожденным от объективных условий труда производителем и агентом капитала? Раз это наемный труд, раз это товарное отношение, что за товар продает свободный производитель, если он уже лишен былой собственности? Если работник нанимается для того, чтобы привести в действие средства производства, чтобы запустить процесс увеличения вложенной стоимости, то он является субъектом, без которого объективные условия не служат их владельцу как капитал. Произведенный товар переходит в руки собственнику средств производства и реализуется на рынке, то есть обменивается на деньги. В итоге капиталист имеет больше денег, чем он затратил. Это и мотивация капиталиста, и его самоцель. Поэтому одна из важных сторон капитала — это наличие прироста. Капитал, так как он является не фиксированной, а постоянно преобразующейся величиной, есть движение. Если движения нет, то капитал уже не проявляет себя как капитал. Движение капитала – это преобразование денежных средств в товары и товаров в деньги, оно требует развитого рынка, поэтому капитал – это движение субстанций стоимости. И так как капитал в своем движении увеличивает изначальную стоимость, то значит это возрастание стоимости. Одна из популярных поговорок – «Деньги идут к деньгам». Капитал – самовозрастающая стоимость. Прирост стоимости возможен при прохождении кругооборота, но за одним кругооборотом идет следующий, поэтому движение капитала циклично. Капиталист возвращается к началу, но уже имеет еще большую сумму денежной формы стоимости. Имея в своих руках часть денежной стоимости, он оплачивает сумму средств производства, чтобы найти им применение в производстве, а также зарплату работникам, чтобы запустить производство. Так происходит обмен, превращение денежной формы стоимости в товары. Деньги (Д) оборачиваются товарами (Т). Этап производства, в котором работник использует средства производства по назначению, заканчивается созданием товаров, которые уже принадлежат капиталисту. Реализация товаров для капиталиста возвращается увеличенной денежной стоимостью (Д`). Имея с самого начала количество денег Д, капиталист заполучает Д`. Формула капитала принимает следующий вид Д – Т – Д`. С точки зрения диалектической логики, это процесс отрицания отрицания, когда отрицание изначальной формы приводит к иной форме, а последующее отрицание дает первоначальную форму, но на более высоком уровне. Капиталист вновь вернулся к денежной форме, которая уже превышает исходную сумму. Каждая из форм связана с предыдущей наследуемыми признаками. Общим элементом для товаров и денег, преобразующихся друг в друга, является размер той стоимости, которую они выражают.

Сами по себе средства производства не могут дать капиталисту больше той стоимости, чем уже содержится в них. Прирост стоимости спрятан в субъективном воздействии на средства производства, в применении сил работников. Труд работника есть созидательный процесс, помимо создания материальных благ, потребительных стоимостей, работник создает стоимость поверх стоимости средств производства. Но ведь капиталист не только получает от работников результаты их труда, но и теряет часть денег, выплачивая им зарплату. Стало быть, вся созданная стоимость возмещается работнику? Те же идеологи, что распинаются по поводу доброжелательности первоначального накопления капитала, говорят, что капиталист покупает труд работника и сделка остается честной. Однако в таком случае зарплата покрывает всю стоимость, что работник произвел, и тогда, продавая товары, капиталист получает всю ту же сумму, которую вложил в их производство. Откуда мог взяться прирост? Возможно ли, что капиталист увеличивает рыночную цену товара, чтобы она всегда была больше стоимости? Но тогда всякая продажа со стороны капиталистов была бы спекуляцией. В масштабах всего способа производства это проблематично представить, так как такой обман всегда будет означать выгоду для одних агентов капитала и тут же потерю для других. В действительности разгадку снова стоит искать в производстве. Работник не продает труд, иначе это означало бы, что стоимость, выплаченная в зарплате – это стоимость создания стоимости. Стоимость – это общественная величина уже овеществленного, объективизированного труда, сосредоточенного в произведенных товарах, нельзя определить стоимость самой стоимости. Десятичасовой рабочий день простого труда может быть выражен как стоимость, равная десяти рабочим часам. Работник не продает своих трудовых навыков, так как после рабочего дня инженер не теряет своих знаний, а грузчик в своей мышечной массе не возвращается к юношескому нетренированному телу. Работник продает свою способность к труду или же, иначе выражаясь, работнику оплачивается не та стоимость, которую он создал, но та стоимость, которая ему необходима для восстановления рабочей силы. Работник продает свою рабочую силу, предоставляет взамен свои навыки в пользование капиталисту, создавая большую стоимость. Капиталист в зарплате оплачивает издержки производства не труда, а самого живого работника, он оплачивает ему еду, сон и т.д., а в долгосрочной перспективе — воспитание новых поколений, которые тоже затем включаются в капиталистические отношения.

Капитал – самовозрастающая стоимость, так как Д превращается в Д`, субстанция объективизированного труда возрастает, и далее цикл запускается по новой, принося еще больше стоимости. Выделяют два вида воспроизводства капитала: простое, когда капиталист тратит всю прибавочную стоимость на себя, потребляет ее без остатка, и расширенное, когда часть прибавочной стоимости вкладывается в дополнительные затраты на средства производства и рабочую силу (действует как дополнительный капитал) и приносит еще новую долю прибавочной стоимости в следующем цикле. Поэтому движение капитала обусловлено не личным гедонизмом капиталиста, а увеличением накопленных богатств.

Так как процесс самовозрастания стоимости для нас теперь изучен, мы можем разложить всю стоимость товара на составляющие, которые вложены в производство этого товара в капиталистическом обществе. Та часть товара, которую капиталист оплатил, купив средства производства, называется постоянным капиталом (c, от constant capital).

Пусть капиталист купил помещение, орудия труда, сырье и т.д. и за один цикл производства они частично пришли в негодность или износились. Если мы возьмем количество труда, сосредоточенное в помещении и выявим среднюю продолжительность возможности использования помещения, то сможем получить примерную величину стоимости, долю всей стоимости помещения, которая истрачивается за один рабочий день, один рабочий час и т.д. Аналогичным образом из полной стоимости и среднего времени изнашиваемости орудий труда, станков и т.д. мы получим ту величину стоимости, которая истрачивается за цикл производства. Пусть вся стоимость одного из оборудований равна 100 рабочим часам, а его среднее время изнашиваемости равно 400 рабочим дням, тогда за один рабочий день это оборудование в среднем изнашивается на 0,25 рабочих часов. Если в рабочий день производится 5 единиц товара, то к одной единице товара присовокупится 0,05 рабочих часов от использования данного оборудования. В совокупности от всех используемых средств производства мы получим величину постоянного капитала.

Та сумма, которую капиталист тратит на рабочую силу, называется переменным капиталом (v, от variable capital). Как выяснено выше, эта составляющая капитала выражает или колеблется относительно затрат на возможность и способность работника производить стоимость своим трудом. Пусть в обществе развитого товарного производства работник тратит на себя и свою неработающую семью в день в среднем такую сумму денег, которая в стоимостном выражении равнялась бы 5 рабочим часам. Работая на капиталиста, пролетарий мог бы создавать без применения особых квалифицированных знаний и навыков несколько единиц товара за один рабочий день, которые были бы равны 40 рабочим часам. Средства производства в день в среднем изнашиваются на 20 рабочих часов. Если от стоимости произведенных товаров мы отнимем сумму c, стоимость, затраченную на средства производства, то получим ту сумму, которую произвел бы работник, и которая превышала бы ежедневные семейные затраты работника:

Капитал 1:

40 – 20c = 20

20 > 5v

Если работник повысит свою квалификацию, то при соответствующем применении знаний сможет создать товаров на еще большую сумму, например, на 80 рабочих часов. Но ведь повышение квалификации тоже требует затрат труда преподавателей, изнашиваемости средств обучения университета и т.д., поэтому средняя ежедневная сумма, необходимая для воспроизводства рабочей силы работника, тоже увеличилась бы.

Капитал 2

80 – 45c = 35

35 > 10v

В итоге весь денежный капитал, который вкладывает в производство капиталист – это сумма постоянного и переменного капитала — (c+v). Но так как Д меньше чем Д`, то есть капитал возрастает, то существует стоимостная разница между Д` и Д, пусть это будет д.

(20c + 5v) + x = 40 или (45c + 10v) + x = 80

Д = (c+v) – вложенная, инвестированная сумма. Сумма Д`, полученная после реализации произведенного товара, значительно превышает Д, то есть (c+v) на долю денежной стоимости, равную д. Таким образом, помимо (c+v) существует третий элемент, который в реализации оборачивается как д. Такую долю стоимости называют Прибавочной стоимостью (m, от немецкого слова mehrwert). Это и есть прирост капитальной стоимости, которую присваивает себе капиталист. Он вкладывает (c+v), но получает (c+v+m), работник же с помощью средств производства создает стоимость (v+m), получает взамен только v, стоимость, затраченную на рабочую силу.

(20c + 5v) + 15m = 40 или (45c + 10v) + 25m = 80

Стоимость средств производства по мере из изнашиваемости переносится на производимые товары без изменений, соотношение между затратами на рабочую силу v и прибавочной стоимостью m может изменяться, например, капиталист может стремиться увеличить свою долю прибавочной стоимости, урезая зарплату работника, увеличивая рабочий день, повышая производительность либо повышая интенсивность труда работников без повышения производительности (с помощью определенных способов заставляя производить больше в единицу времени за счет увеличения износа рабочей силы). Поэтому стоимость средств производства и называется постоянным капиталом, капиталист может лишь искать более дешевые средства производства или дешевый способ их присвоения. Стоимость, затрачиваемая на рабочую силу, наоборот, не так фиксирована, поэтому эта часть капитала называется в свою очередь переменным капиталом.

Капитал можно обозначить не только как самовозрастающую стоимость, но и как особое отношение между работником и капиталистом. На одном из полюсов капиталистических отношений находится работник, т.е. пролетарий, который не имеет никаких товаров, кроме рабочей силы, специфического товара. Пролетарий является наемным работником, но в то же время с точки зрения реализации особого товара, рабочей силы, он является продавцом. Его существование в качестве наемного работника воспроизводится самим капиталом посредством выплаты переменного капитала, выраженного в зарплате. Поэтому, помимо продавца рабочей силы и трудящегося, наемный работник является покупателем своих средств существования или, иначе говоря, средств собственного воспроизводства. Так как средства существования работника являются в свою очередь товарами, произведенными разными капиталами, то для всего класса пролетариев капиталистический грабеж продолжается в еще большей степени. Труд пролетария создает стоимость, которая на другом полюсе капиталистических отношений превращается в прирост капитала, и так как капиталу необходимо постоянное движение, то цикл производства запускается вновь и вновь, с увеличивающейся вкладываемой суммой и растущей прибавочной стоимостью. Материальное производство стоимостей в капиталистическом кругообороте стоимостей является движением увеличения капитала; хотя капиталист и сам потребляет часть присвоенной стоимости, все же движение капитала обеспечивает себе все больший прирост, циклы производства обеспечивают само воспроизводство капитала. Класс пролетариев создает все больше стоимости, доля неоплаченного труда возрастает и увеличивается численно, обратно влияя на капитал. Поэтому, по обоим полюсам, капитал — это воспроизводство субъекта воспроизводства, то есть класса пролетариев, а также воспроизводство самого капитала. И потому движение капитала есть воспроизводство самих капиталистических отношений. В таком виде капитал обретает законченную форму в качестве способа производства.

Капитал воспроизводит сам себя во всех направлениях, как в странах развитого капитала – за период с 1975 по 2008 год экономика США увеличилась в 3 раза, так и в странах молодого капитала – за этот же период экономика Гонконга увеличилась в 7 раз, Сингапура – в 10 раз, а Дубая – в 11 раз.

Когда капиталистический способ производства еще не образовался, первые капиталистические отношения зарождались стихийно, но материальное развитие общества в наиболее благополучных районах планеты гарантировало первоначальное накопление капитала. Капитал не развивается по чьей-то воле, для этого нужны объективные предпосылки, общество дает полноценно развиться капиталистическим отношениям только в том случае, если материальное производство приближается к ступени, когда требуется экономическое объединение населения страны в нацию. Само зарождение капиталистических отношений еще в рамках старого способа производства готовит реальную почву для распространения товарного производства, расширения цепи, связывающей производство и потребление. Если циркуляция товаров включает в себя все более широкие и разнообразные маршруты, если производители создают материальные блага, потребляемые по всей стране и в руках торговцев пересекающие национальные границы, то производство в этом масштабе уже вступает в противоречие с местничеством локальных производственных единиц, соответствующих докапиталистическим способам производства, с нетоварной эксплуатацией, внеэкономическим принуждением, с прошлым разделением труда и т.д. Эти противоречия снимаются уничтожением некапиталистических отношений или их адаптацией к капиталистическому способу производства, когда они начинают служить как инструменты дополнительного воспроизводства отношений. Как способ производства капитал начал активно проявлять себя в различных уголках Земли в разное время: в Италии в XV веке, в Нидерландах в XVI веке, в Англии в XVII веке, во Франции в XVIII веке, в Центральной Европе, Америке, Австралии и т.д., в XIX веке, в России и Азии в XX веке.

Форма экономической единицы, которая зарождается как ячейка капиталистического общества – это предприятие. Ферма и мастерская в капиталистических отношениях превращаются в предприятие. Диалектика капиталистического способа производства заключается в противоречии между общественным характером производства и частным присвоением. И частное присвоение это не результат личной воли каких-либо персон или целого класса капиталистов, а функционирование каждого из предприятий в отдельности. Капиталист является персонифицированным капиталом, одурманенным сторонником постоянного накопления, потому что возрастание стоимости — цель производства. Предприятие всегда означает ограниченность в своих пределах, с одной стороны, капиталистический способ производства охватывает и расширяет область производства, с другой стороны, он отчуждает между собой пункты производства, сводя их взаимные контакты к товарным отношениям, к обмену и стоимостному обороту. Так, предприятия спорадически разделяют между собой общественное производство, но из-за стремления каждого предприятия к самовозрастанию капитала они вынуждены конкурировать, бороться за присвоение прибавочной стоимости. Общественное производство остается раздробленным по предприятиям, сшитым товарными отношениями как нитками. Частные интересы, заключенные в функционировании предприятия, исключают планомерное и в полной степени сознательное удовлетворение интересов общества и человеческого вида. Предприятие вводит ограниченное планирование в погоне за экономией затрачиваемого рабочего времени. Вводимые в масштабах общества реформы интересуют капитал в той степени, в которой они отвечают дальнейшему воспроизводству капиталистических отношений.

Развиваясь как капитал, предприятия концентрируют производство, увеличивая свои производительные ресурсы как в средствах производства, так и в количестве применяемой рабочей силы. Предприятия поглощают друг друга, централизуя производство в единый пучок потоков стоимости. Централизация, в отличие от концентрации, сосредотачивает производство без локального качественного возрастания внутренних составляющих предприятия. Оба процесса, централизация и концентрация, составляют способы обобществления производства, объективного направления расширения капиталистического производства. Ранее мы говорили о капиталисте, как агенте капитала, как персонифицированном капитале, но история капиталистического способа производства дает знать о новых, неклассических формах капитала, например, об акционерной, государственной и кооперативной формах, не сосредоточенных в одном представителе, но сохраняющих сущность самовозрастающей стоимости. Такая деперсонификация капитала является закономерным отражением капиталистического обобществления в отношениях собственности. Теперь за капиталом может стоять коллективный собственник.

Неправы те, кто выделяет два этапа капиталистической экономики – этап свободной конкуренции и следующий за ним этап монополизма. Конкуренции капиталистического общества предшествовала монополия докапиталистических способов производства. Монополия или характерные для монополии черты (национализация, введение акционерной формы капитала и т.д.) могут проявляться в ранний период капиталистического способа производства, только кажущийся свободно-рыночным. Но сама конкуренция в движении воспроизводит монополию, так как наиболее обобществившиеся и ставшие сильными капиталы ограничивают малые предприятия всеми возможными способами. В свою очередь монополия внешней торговли порождает конкуренцию на мировом уровне. Диалектика предприятия толкает к конкуренции составляющие дочерние фирмы внутри некоторых коллективных акционерных или государственных форм. С другой стороны, для монополистов, а также для мелких предприятий, характерно временное союзничество или объединение под общей целью с помощью государственных институтов или иных средств. Поэтому монополизм и конкуренция на самом деле не являются взаимоисключающими моментами, более того, часто они взаимодополняют друг друга. Утверждение о существовании некой «свободно-рыночной» капиталистической экономики является не более чем сказкой, капитал есть в одно и то же время и конкуренция, и монополия.

Другой особенностью капиталистической собственности является то, что на стороне капитала действует еще один класс, землевладельцы. Как следует из названия, это класс земельных собственников, сдающих в аренду капиталистам свои владения. Класс землевладельцев уже владеет монополией на землю, как класс капиталистов является монополистом средств производства. В отличие от помещиков и лендлордов докапиталистических способов производства, землевладельцы, привлеченные к капиталу, получают в виде земельной ренты часть прибавочной стоимости, которую извлекает капиталист. Поэтому землевладелец включается в кругооборот капитала только в завершающий момент получения Д`, к самому производству он не имеет отношения помимо права на землю. С расширением капиталистического способа производства подобная косвенная эксплуатация наемного труда распространяется не только на обрабатываемую почву, но и на шахты, строительные участки и т.д., вплоть до любого рода предприятий. Так, например, функция землевладельца может перейти к государственным служащим, тогда государственные предприятия могут быть арендованы или отданы в развитие капиталистам, не имеющим своего капитала, но способным запустить циклы производства и воспроизводства стоимости на национализированных предприятиях, деля прибавочную стоимость с государством.

Развивая общественное производство, капитал преследует частные интересы в конкурентной гонке, поэтому, несмотря на монополизм, движение всех капиталов общества никогда не придет к обобществлению в единое общественное предприятие, так как это означало бы потерю товарного характера капитала.

Каждый отдельный капитал это предприятие, и он существует, только покуда существуют иные предприятия, иные капиталы, потому что самовозрастание стоимости требует товарно-денежного обмена, с другой стороны, в капитале есть постоянная тенденция к обобществлению. Здесь нельзя исключить одну сторону капитала, не потеряв всю его сущность.

Коллектив Посткап

Выводы и словарь терминов:

  1. Первоначальные формы капитала – торговый и ростовщический капитал – основаны на обмене и распределении стоимости, находясь вне производства.
  2. Капитал становится главным производственным отношением, основой способа производства, при возникновении нескольких предшествующих условий:
  • развитие общественного масштаба производства;
  • проникновение товарной экономики в аграрное производство;
  • освобождение производителя от средств производства;
  • превращение средств производства и рабочей силы в товар;
  • наличие у класса капиталистов достаточного денежного минимума для покупки условий труда и рабочей силы.
  1. Капитал превращается из денежной формы в товарную, а затем из товарной формы в денежную, при увеличении денежной формы: Д – Т – Д`, где Д – авансированная стоимость, Т – купленные товары, Д` — полученная стоимость. Д` = Д + д, где д – это приращение стоимости. В центре этой схемы лежит производство, запущенное средствами производства и рабочей силой.
  2. Капиталист – персонифицированный агент капитала — получает приращение авансированной стоимости только при покупке особого товара — рабочей силы пролетария, его способности к труду. Но труд пролетария создает в товарах такую новую стоимость, которая превышает стоимость его рабочей силы. Для производительного наемного работника – пролетария – продажа рабочей силы является если не единственным, то основным средством обеспечения существования.
  3. Состав капитала: К = c + v + m, где с – стоимость средств производства, v – стоимость рабочей силы, m – прибавочная стоимость, неоплаченный труд работника.
  4. Капитал – это самовозрастающая стоимость, потому что в каждом цикле производства Д в конечном счете оборачивается Д`, потому что (c+v) возвращается как (c+v+m).
  5. Капитал – это отношение между пролетарием и капиталистом, такое производство товаров, в котором производитель оставляет капиталисту долю неоплаченного труда.
  6. Капитал – это движение стоимости, цикл производства, сменяющийся новыми циклами производства, в которых растет размах и масштаб приращения стоимости, воспроизводства капитала.
  7. Капитал – это воспроизводство капитала, рабочей силы и самого отношения между капиталом и работником.
  8. Капитал – это предприятие, сочетающее конкуренцию и монополию, частные интересы и обобществление.

Рекомендуемая литература:

  • Карл Маркс – Капитал Том 1, главы 4-6, 21, 24.
  • Карл Маркс – Экономические рукописи 1857–1859 годов, Исторический процесс возникновения капиталистических производственных отношений.
  • Фридрих Энгельс – Введение к Наемный труд и капитал.
  • Карл Маркс – Нищета философии, Глава II. Метафизика политической экономии, § III. Конкуренция и монополия
Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: