Язык

Годы свинца

Что такое Италия семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века для большинства жителей СНГ? Наверное, это итальянская поп-культура. В первую очередь Невероятные приключения итальянцев в России, Эннио Морриконе, Адриано Челентано, Орнелла Мути, Аль Бано, Ромина Пауэр и т.д. Но сама Италия в то время мало походила на тот радужный образ, который показывали советским гражданам. В Италии того времени развернулась настоящая война: фашисты, коммунисты, анархисты, бунты, манифестации, захваты заложников, ограбления банков, политические убийства. Этот период в истории страны получил название «годы свинца». О нем будет рассказано в этой заметке, написанной И. Полонским. Некоторые спорные выражения и утверждения по возможности исправляются примечаниями.

Свинцовые семидесятые / Как правые и левые радикалы сделали Италию «горячей точкой»

Середина шестидесятых годов отметилась в Италии полосой серьезного социально-экономического кризиса. Несмотря на то, что итальянское правительство усиленно пыталось маневрировать между различными настроениями в обществе, протестная активность масс нарастала. Радикализация части итальянцев проявлялась в возрождении фашистских и шовинистических настроений в обществе, в первую очередь получивших широкое распространение среди бывших и действующих военнослужащих итальянской армии, корпуса карабинеров, полицейских, а также части городских обывателей и крестьянства. Эти категории населения ностальгировали по «железному порядку» Бенито Муссолини, с пиететом вспоминали времена относительного экономического благополучия Италии в годы фашистской диктатуры. Именно эти слои населения послевоенной Италии составили костяк итальянских праворадикальных политических партий и движений, которые начали появляться практически сразу же после окончания Второй мировой войны.

Конечно, политикой праворадикального сегмента итальянской политики были крайне недовольны тяготевшие влево итальянские интеллигенты, студенчество, часть рабочего класса, ориентировавшиеся на коммунистическую партию и более радикальные левые организации. Возрождение фашистских настроений в обществе итальянские левые считали безусловным результатом провала социально-экономической политики послевоенных итальянских правительств1. Постепенно недовольство социальной и экономической политикой государства перерастало в тотальное неприятие капиталистической системы как таковой, парламентской модели демократии. Это усугублялось антиамериканскими настроениями2, так как Италия в послевоенный период оставалась одним из ключевых партнеров США по Североатлантическому блоку.

Развитие «правого и левого экстремизмов» проходило практически параллельно. К началу 1970-х годов оно вылилось в массовый терроризм. Пожалуй, в 1970-х годах Италия была самой «горячей» точкой Европы – уровень терроризма в ней значительно превышал по всем показателям уровень терроризма в других западных странах, в том числе и в ФРГ, где также орудовали как неонацистские3, так и левые вооруженные организации. Если в большинстве западноевропейских стран террористические группировки как ультраправого, так и крайне левого толка представляли собой небольшие замкнутые группировки, численность которых редко выходила за пределы нескольких десятков человек, то в Италии 1970-х годов, получивших название «свинцовых семидесятых» (Anni di piombo — «Годы свинца», «Свинцовые годы» — прим. ред.), террористическое движение было массовым. По данным итальянской контрразведки4, суммарная численность террористических групп всех идеологических направлений в середине 70-х годов достигала 30 тысяч человек. Большинство активистов террористических групп составляла, естественно, молодежь в возрасте 18-30 лет, причем среди радикалов в равной степени встречались как выходцы из беднейших слоев населения, так и дети крупной буржуазии и аристократических слоев.

Итальянский неофашизм

Возрождение праворадикального движения в Италии началось практически с первых послевоенных лет. Вплоть до 1946 года в отдельных итальянских провинциях оперировали сторонники фашизма, не пожелавшие сложить оружие. Разгром этих разрозненных группировок карабинерами и армией отнюдь не означал конца итальянского фашизма. В 1946 году была создана крупнейшая итальянская праворадикальная партия – Итальянское социальное движение (ИСД, MSI), которое возглавил Джорджио Альмиранте, в годы господства фашизма работавший в одном из подразделений пропаганды и агитации фашистской партии. С самого начала своей деятельности ИСД ориентировалось на парламентскую борьбу и стремилось представить себя респектабельной легальной партией сторонников социального порядка и стабильности. Регулярно ИСД принимала участие в парламентских выборах, ориентируясь на определенную часть электората.

С целью придания своей партии наибольшей респектабельности и желая скрыть свою профашистскую ориентацию, тонкий политик Альмиранте даже принял решение запретить использование черного цвета для оформления партийных штаб-квартир и приказал заменить его синим. Впрочем, подобные меры, естественно, не могли полностью загримировать ИСД, и партия постоянно проявляла свою истинную сущность. Так, одно время пост председателя ИСД занимал откровенный фашист князь Валерио Боргезе, ветеран войны на стороне фашистской Италии. В рядах партии было много не только сторонников фашизма в тенденции Муссолини, но и приверженцев гитлеровского нацизма, для которых даже муссолиниевский фашизм был слишком либерален и мягок.

В 1954 году наиболее радикальная часть активистов ИСД во главе с 28-летним журналистом Пино Раути и его товарищем 29-летним Клементе Грациани, основала в рядах Итальянского социального движения национал-революционную фракцию. Печатным органом группировки стал журнал «Новый порядок» («Ordine Nuovo»), издающийся с 1955 года Пино Раути. С первых страниц этого журнала становилась ясной его политическая ориентация – была опубликована статья Адольфа Гитлера «Раса и культура», из номера в номер повторялись материалы о научном обосновании расистских теорий. Примечательно, что журнал практически не уделял внимание Муссолини, но зато апологизировал гитлеризм и Республику Сало.

На протяжении середины 50-х годов продолжалась острая фракционная борьба внутри ИСД, завершившаяся выходом в 1957 году фракции Раути-Грациани из партии. Но тем не менее официально отмежевываясь от «неуправляемых» неофашистских группировок, руководство ИСД де-факто оказывало им всевозможную поддержку5, выражавшуюся как в финансировании и оказании юридической и материальной помощи арестованным неофашистам, так и в установлении прямых негласных контактов с лидерами террористических групп с целью использования их возможностей в своих целях. К примеру, взрыв на пьяцца Фонтана, совершенный ультраправыми, был выгоден лидерам Итальянского социального движения, т.к. полиция и спецслужбы первоначально пошли по ложному следу и обвинили в его совершении анархистов4.

Боевики MPON на демонстрации 9 марта 1971 г.

Боевики MPON на демонстрации 9 марта 1971 г.

«Новый порядок», образованный в 1957 году Пино Раути и Клементе Грациани, вскоре стал самой крупной итальянской неофашистской организацией террористического толка. Руководство НП установило тесные связи с зарубежными неофашистами, в первую очередь с испанскими и французскими организациями. «Новый порядок» получил статус итальянского филиала международного неонацистского интернационала «Новый порядок», организованного бельгийским нацистом, ветераном спецподразделений СС Леоном Дегрелем4.

Национальный Авангард в Риме

Национальный Авангард в Риме

«Национальный Авангард» был создан в начале 60-х годов в Риме видным фашистским активистом Стефано Делле Кьяйе, служившим страховым агентом в одной из компаний, а в действительности, осуществлявшим связь между итальянским неофашистским подпольем и зарубежными ультраправыми. НА был откровенно гитлеристской группировкой, практиковавшей нацистские приветствия и использовавшей символику Третьего Рейха. Вскоре после создания НА между Делле Кьяйе и Раути были установлены контакты, обе организации приступили к выработке единой стратегии «национально-революционной войны»6.

«Национальный Фронт» был создан в 1962 г. и объединил в первую очередь бывших военнослужащих и ветеранов войны на стороне фашистской Италии. Лидером Фронта стал князь Валерио Юнио Боргезе4, в годы войны командовавший элитным подразделением подводных диверсантов, а после поражения фашизма осужденный как военный преступник. После своего освобождения Боргезе на время отдалился от политики, но позже вновь вернулся на общественную сцену и некоторое время занимал пост председателя ИСД. Из ИСД он вышел из-за идейных разногласий – Боргезе симпатизировал не муссолиниевскому фашизму, который он считал плебейским и просоциалистическим7, а монархии и одновременно арийскому расизму.

«Духовное превосходство человека», еще одна крайне правая группировка, представляла собой скорее интеллектуальный центр терроризма. Она была основана примерно в те же годы в Падуе директором издательства АР Франко Фреда, не скрывавшим своих расистских взглядов и преклонявшимся перед Гиммлером и СС. В 1965 году в состав группы Фреда влилась «Группа защиты государства», организованная бывшим членом ИСД Джованни Вентура.

В 1965 г. группы «Новый порядок» и «Духовное превосходство человека» установили между собой тесное сотрудничество и постепенно пришли к осознанию необходимости начала вооруженной борьбы против итальянского правительства. Задачей террористических актов, по мнению правых8 радикалов, должна была стать дискредитация демократического правительства посредством дестабилизации политической ситуации в стране. Неофашисты были убеждены в том, что волна насилия повлечет за собой ответную реакцию и население поддержит установление правой диктатуры. В рамках плана по дестабилизации политической обстановки правые радикалы только в течение 1969 г. произвели более пятидесяти террористических актов в итальянских городах. Как правило, теракты носили «безмотивный» характер. 8 августа 1969 г. в Милане взорвали офис «Сельскохозяйственного банка» — погибло 17 человек, более ста граждан получили различные по тяжести ранения. В течении 1970 – начала 1971 гг. произошло 74 вооруженных нападения на конкретных граждан, 54 взрыва, 89 налетов с целью экспроприации, 59 налетов на здания, 49 столкновений с карабинерами и полицией.

Методика инфильтрации и попытка переворота

Помимо откровенных террористических методов, неофашисты прибегали и к более коварным способам, в частности к инфильтрации, т.е. внедрению своих людей4 в левацкие группы и созданию фашистских провокационных кружков, закамуфлированных под ультралевых и проводящих выгодную правым линию. Так, именно в Италии получили широкую известность такие удивительные феномены как наци-маоизм и анархо-фашизм. Наци-маоизм сложился в университете Ла Сапиенца, его идеологом стал неофашист Франко Фреда. Фреда пытался совместить идеи Гитлера и Мао Цзэдуна, рассматривая в качестве главных противников и буржуазно-либеральные демократии Запада, и социалистические страны Советского блока. Еще более причудливой была концепция анархо-маоизма Марио Мерлино, который тесно сотрудничал с одним из крупнейших итальянских неофашистов Стефано Делле Кьяйе. Показательно, что и Фреда, и Мерлино вплоть до настоящих дней остаются политическими активистами неофашистского толка.

Общее нагнетание обстановки в стране, по мнению неофашистов, должно было способствовать военному перевороту. Тем не менее попытка организации такого переворота, проведенная неофашистами в ночь с 7 на 8 декабря 1969 года, закончилась неудачей. Первоначально переворот планировался римской группой Национального Авангарда и Национальным Фронтом. Командующим силами мятежников был назначен лидер Фронта князь Валерио Боргезе. Делле Кьяйе со своими людьми должен был захватить ключевые пункты в столице, в том числе здания МВД, а также арестовать президента и убить директора полиции. Тем не менее в самый последний момент, неизвестно почему, Боргезе бежал в Испанию. Задумки заговорщиков окончились полным и катастрофическим провалом.

Запрет деятельности организации «Новый порядок» в 1973 г. отнюдь не помешал неофашистам спустя год создать новую организацию под названием «Черный порядок». Она сразу же перешла к террористическим действиям. В первую очередь, террористы начали организовывать взрывы на мероприятиях левых сил. Так, 28 мая 1974 г. они взорвали социалистическую демонстрацию в Брешии9, в результате чего погибло восемь человек. 4 августа 1974 г. в международном экспрессе «Италикус»10, при выходе из длинного тоннеля «Апеннино», взорвалась бомба. Погибло 12 человек. Судя по всему, неофашисты11 рассчитывали, что взрыв произойдет в момент следования поезда через тоннель, что привело бы к гораздо более многочисленным жертвам.

Итальянские правоохранительные органы были вынуждены отреагировать на волну праворадикального террора усилением своей деятельности по всем направлениям. Несколько неофашистов было арестовано, праворадикальные организации и издательства журналов и газет подверглись тщательному анализу, некоторые из них были запрещены. Несмотря на то, что военный переворот, планируемый правыми радикалами, так и не произошел, их деятельность нельзя назвать полностью провальной – политическая ситуация в стране в значительной степени дестабилизировалась, в борьбе с радикальной оппозицией власть перешла к репрессивным мерам и в отношении леворадикальных организаций. Разумеется, действия правительства в направлении минимизации ультраправой угрозы так и не смогли окончательно побороть неофашизм. Сторонники идей Муссолини и Гитлера затаились, но их влияние на итальянское общество продолжало оставаться значительным. Сильными позициями ультраправые обладают в стране и в настоящее время.

«Хук слева». Красные бригады и другие

Зарождение итальянского левого радикализма в послевоенные годы неразрывно связано с двумя ключевыми моментами, характерными для леворадикальных движений многих стран мира. Первый момент заключался в признании официальной Итальянской компартии организацией оппортунистического толка, предавшей рабочий класс и вставшей на путь соглашательства с буржуазией. Вторым важным моментом был нарастающий среди многих интеллигентов страх перед возможностью фашистского реванша. Все это в совокупности с целым рядом других факторов и привело к тому, что начиная с середины 60-х годов в Италии сложилось массовое и крайне радикальное «экстрапарламентарное» левое движение.

Исследователи выделяли в нем несколько идеологических направлений:

  1. Маоизм – ориентировался на курс Компартии Китая, признавая своим идеологом Мао Цзэдуна. На подобных позициях стояло несколько конкурирующих маоистских компартий.
  2. Троцкизм – к середине 60-х годов в Италии действовало несколько ориентированных на наследие Троцкого и идеи Четвертого Интернационала движений, впрочем также разобщенных и относящих себя к различным тенденциям международного троцкизма.
  3. Операизм – это идеологическое течение ориентировалось на своеобразный синтез основных положений марксизма и анархо-синдикализма в духе «рабочих советов» и отстаивало приоритет интересов рабочего класса над интересами компартии.
  4. Анархизм – традиционные анархо-коммунисты и анархо-синдикалисты, сохранявшие определенные позиции в ряде местностей Италии, в особенности на юге.

Первые маоистские группы в Италии появились в начале 60-х годов и получили название «эммелистских», т.е. «марксистско-ленинских». Самая первая эммелистская группа возникла в Падуе, затем аналогичные кружки появились в Турине, Риме и Неаполе. В Риме была создана группировка «Nuova Unità», выступившая с резкой критикой официального курса компартии. В 1968 году на базе «Nuova Unità» была создана параллельная организация – Итальянская коммунистическая партия (марксистско-ленинская). Ее возглавили Фоско Динуччи и Освальдо Пеше. Лидеры ИКП(м-л) посетили с визитом Пекин и добились официального признания своей партии. Численность ИКП(м-л) в тот период достигала нескольких тысяч человек. Однако уже осенью 1968 г. в ИКП(м-л) произошел раскол. Группа активистов, недовольных политикой руководства партии, обвинила Фоско Динуччи в том, что он проводит «черную линию» и вышла из партии, образовав собственную группу под названием Итальянская коммунистическая партия (марксистско-ленинская) Красная Линия. Примерно в тот же период, в октябре 1968 года в Риме была создана еще одна эммелистская группа – Союз коммунистов Италии (марксистско-ленинский), лидерами которого стали Альдо и Тереза Брандирали. На протяжении двух лет союз оставался наиболее популярной маоистской группировкой, впоследствии его деятельность прекратилась.

Молодежные волнения 1968 года резко пополнила численность леворадикальных групп за счет экстремистски настроенных студентов. Повсеместно на протяжении 1968-1969 гг. возникает большое количество новых организаций, основными среди которых становятся следующие:

1. Рабочая Власть (Potere Operaio) – основана в 1969 году в Турине в результате объединения ряда операистских и эммелистских группировок. В идейном плане ориентировалась на радикальный операизм, провозглашая автономию и спонтанность классовой борьбы и наотрез отвергая любые возможности сотрудничества с компартией. Лидерами Potere Operaio стали писатель Нанни Балестрини, профессор социологии Антонио Негри и два активиста движения контестации – Оресто Скальцоне и Франческо Пиперно. Группа издавала одноименный теоретический журнал. По данным полиции, в тот период Рабочая власть была крупнейшей среди итальянских леворадикальных групп и свидетельством тому может быть тот факт, что в одном из ее съездов приняло участие свыше тысячи делегатов от различных регионов Италии.

2. Борьба продолжается (Lotta Continua) – основана осенью 1969 года также в Турине на базе кружка, издававшего еженедельник «Lotta Continua» — одну из самых скандальных итальянских газет того времени, постоянно выступающую с различными разоблачениями. Как и Potere Operaio, Lotta Continua отстаивала принципы спонтанности классовой борьбы и выдвигала требование захвата рабочими предприятий, а населением – городов. Фактическими лидерами LC были Марко Боато и Андриано Соффи.

3. Рабочий Авангард (Avanguardia operaia) – эта группировка была основана также в конце 1969 года в результате объединения нескольких операистских и троцкистских кружков, а также эммелистов, не вошедших в маоистскую компартию Динуччи. Идейная ориентация Рабочего Авангарда оставалась примерно такой же, как и у двух предыдущих групп – операизм плюс признание спонтанности рабочего движения и ориентация на независимые радикальные профсоюзы. Именно Авангард сыграл ведущую роль в создании на многих итальянских предприятиях La Confederazione Unitaria di Base (CUB), противостоящих как заводской администрации, так и «оппортунистическим» коммунистам и профсоюзам.

4. Столичный политический комитет (Collettivo Politico Metropolitano) – был создан в Милане в конце 1969 года группой радикально настроенной молодежи во главе с бывшими студентами факультета социологии Трентского института общественных наук Ренато Курчо и Маргаритой Кагол, а также адвокатом Альберто Франческини. Эта группа занимала едва ли не самые радикальные позиции и ориентировалась на создание «partito armato» — вооруженной партии пролетариата. В 1970 году в издаваемой группой газете «Sinistra Proletaria» появилось сообщение о создании «Красных Бригад», в которые вошли практически все активисты группы.

Sinistra Proletaria

Sinistra Proletaria

Дальнейший экономический кризис вкупе с ростом фашистских организаций побудил некоторые левые группировки всерьез задуматься о начале вооруженных действий против правительства Италии. Идея создания «partito armato», вооруженной партии, вынашивалась уже давно и не раз обсуждалась на конференциях Potere Operaio. Но первым, кто воплотил в реальность идею о развертывании городской партизанской войны, стал директор одного из крупнейших издательских домов Италии миллионер Джанджакомо Фельтринелли. Ветеран Сопротивления и потомственный коммунист, Фельтринелли одно время состоял в официальной компартии, затем обвинил ее в оппортунизме и пособничестве фашистам и примкнул к маоистскому движению, приступив к финансированию маоистской партии Фоско Динуччи.

В 1969 году Фельтринелли принял решение о создании собственной леворадикальной подпольной организации, которая получила название «Партизанские группы действия» (Gruppi d’Azione Partigiana). Группа ориентировалась на революционный коммунизм и поддерживала связи с другими пока легальными организациями левых радикалов. Основными формами деятельности GdAP были организации диверсий и экспроприации в банках. Осуществив несколько акций вооруженных ограблений и получая помощь от Фельтринелли, группа получила возможность не только закупить оружие, но и обзавестись собственной радиостанцией. После гибели Фельтринелли при попытке обесточить один из городов, GdAP распалась, и часть ее боевиков отошла от политики, а другая примкнула к Красным бригадам.

Тем временем Красные бригады (Brigate Rosse), о появлении которых в 1970 году известила своих читателей «Sinistra Proletaria», приступают к активным террористическим действиям. Именно этой организации было суждено стать наиболее известной за пределами Италии13. Начав с поджогов и взрывов персональных автомобилей чиновников и предпринимателей, бригадисты постепенно перешли к точечным покушениям и похищениям интересующих их людей. Первоначально похищали руководителей частных компаний, профсоюзных боссов, затем стали похищать крупных государственных чиновников. Так, в 1974 г. был похищен судья Марио Сосси, которого затем обменяли на восемь политических заключенных.

Похищенный Идальго Маккиарини, руководитель завода «Sit-Siemens»

Похищенный Идальго Маккиарини, руководитель завода «Sit-Siemens»

Деятельность Красных бригад сосредотачивалась, прежде всего, в промышленном центре Италии – в Милане, Турине, Генуе и их окрестностях. Создателями и идейными вдохновителями этой организации были Ренато Курчо, Маргарита (Мара) Кагол и Альберто Франческини. Их называют «историческими лидерами» первого поколения бригадистов. В отличие от многих других леворадикальных организаций, Красные бригады в выгодную сторону отличались превосходной дисциплиной и структурированностью. Руководители не подвергались риску разоблачения и действовали конспиративно.

В 1974-1975 гг., после ареста Ренато Курчо, начинается новый период в истории Красных бригад. Прежде всего, упорядочивается структура организации – появляется «Стратегическое руководство». В него вошли новые лидеры бригадистов – Марио Моретти, Валерио Моруччи, Барбара Бальцерани и Рикардо Дурра. В составе организации появляются колонны14 – Римская, Миланская, Туринская, Генуэзская, Венецианская. Колонны состояли из бригад по пять человек в каждой. Помимо непосредственно боевых отрядов, Красные бригады также включали разведывательно-информационную и психологическую службы, каждая из которых отвечала за свой сектор деятельности.

Если во время руководства представителей первого поколения бригадисты еще опасались открыто убивать людей, то во второй половине 1970-х гг. они перешли к практике массовых убийств. Наиболее «горячими» выдались 1977-1981 гг., когда во главе организации встал Марио Моретти. В этот период бригады начинают охотиться не только за чиновниками, но и за журналистами и адвокатами, чьи идеологические позиции не приходились по душе радикальным левым. В течение 1971-1980 гг. в Италии было убито в результате покушений 15 прокуроров и судей15. Наиболее громкой операцией «Красных бригад» стало похищение Альдо Моро – известнейшего итальянского политика. Целью похищения была попытка выйти на переговоры с правительством Италии в качестве полноценного противника, то есть – добиться признания «Красных бригад» серьезной политической силой, с которой следует вести переговоры. В конце концов, Альдо Моро, проведший 55 дней на тайной квартире бригадистов, был расстрелян, а его тело брошено в автомобиле в центре Рима. Следующий 1979 год бьет все рекорды по количеству террористических актов. «Красные бригады» совершили 2150 нападений, включая 133 нападения на учебные заведения, 110 – на профсоюзы, 106 – на отделения правящей Христианско-демократической партии, 91 – на отделения Итальянской коммунистической партии, 90 – на подразделения полиции и Корпуса карабинеров (итальянских внутренних войск).

В ответ итальянское правительство усиливает преследования радикальных активистов. В 1982 г. за несколько недель итальянская полиция и спецслужбы арестовали более трехсот боевиков «Красных бригад», а к 1983 году число арестованных радикалов достигло тысячи человек. По делу «Красных бригад» в период с 1982 г. по 1996 г. было проведено пять судебных процессов. 32 бригадиста были приговорены к пожизненному заключению, остальные получили значительные сроки заключения. Среди осужденных оказался и Марио Моретти, руководивший деятельностью «Красных бригад» в период их максимальной террористической активности.

После массовых арестов начался постепенный упадок организации. В 1984 г. бригады раскалываются на две организации. «Красные Бригады – Коммунистическая Сражающаяся Партия» и «Красные бригады – Союз Сражающихся Коммунистов» разошлись по вопросу об отношении к США и СССР. Первые рассматривали обе мировые державы как одинаково опасных противников, вторые все же были в большей степени антиамерикански-настроенными, а советское государство считали врагом второстепенным, на которого пока не следует серьезно обращать внимание. Еще одним пунктом расхождений был вопрос о терроре: первые в большей степени ориентировались на массовое движение, вторые – на террористическую деятельность. 1986 год стал самым спокойным после «свинцового десятилетия» и его отголосков в начале восьмидесятых. Советский блок впадал в кризисное состояние, леворадикальные идеи постепенно теряли популярность в странах Западной Европы, что влекло за собой и неизбежное снижение накала противоречий в итальянском обществе.

Со стороны других леворадикальных групп, которые в начале 70-х годов также переходят к тактике городской партизанской войны, Красные Бригады неоднократно подвергались критике за «отрыв от масс» и чрезмерное увлечение террором, «попахивающее бланкизмом». В 1971 году в результате объединения радикальных активистов групп «Рабочая власть» и «Рабочий Авангард», а также нескольких «рабочих ассамблей», была создана организация «Рабочая Автономия» (Autonomia Operaia), представлявшая собой полную противоположность Красным Бригадам. В ориентированной на спонтанную борьбу масс Рабочей Автономии не было жесткой иерархии, как в Бригадах. Автономия разделялась на подпольную часть, проводившую террористические акты, и полулегальную, устраивавшую стычки с полицией во время демонстраций.

Идеологом Автономии считался Антонио Негри – известный социолог, профессор, который проявляет активность в левом сегменте европейской политики вплоть до настоящего времени.

Экстремизм в Италии в 1960-70-х гг. был порожден политикой правительства христианских демократов, которое пыталось проводить линию центризма в социальных вопросах, что вызывало неудовольствие среди экстремистов, у которых таким образом уменьшалось количество сторонников. Особой поддержкой радикалы не пользовались и были вынуждены перейти к политике запугивания, как правительства, так и избирателя. Они потерпели полный крах. Их идейные установки разбились о реалии политической обстановки в Италии. Классовая борьба шла в мирных условиях реформизма, которые привели к большим результатам, чем установки радикалов на революционные изменения.

Судьбы героев статьи, кому посчастливилось дожить до 2000-х – 2010-х годов, сложились по-разному. Наци-маоист Франко Фреда проживает в провинциальном Авеллино, руководит радикальным издательством и по-прежнему сохраняет верность идеологии «третьего пути». Стефано Делле Кьяйе также активен в праворадикальной политике – он поддерживает украинских националистов, в то же время не одобряя идею об европейской интеграции Украины. Философ – анархо-фашист Марио Мерлино пишет книги, высказывается по текущей мировой политике. Пьерлуиджи Конкутелли был приговорен когда-то к пожизненному заключению за многочисленные убийства, но в 2009 г. был переведен под домашний арест по состоянию здоровья, а в 2011 г. условно освобожден. Лидер «Красных бригад» Ренато Курчо находится на свободе уже 21 год и до сих пор не выражает раскаяния за содеянное в молодые годы. Антонио Негри, лидер «Рабочей автономии» и теоретик операизма продолжает читать лекции и писать книги, считается одним из известнейших ныне живущих левых интеллектуалов. Чезаре Баттисти, возглавлявший в конце «свинцовых семидесятых» организацию «Вооруженные пролетарии за коммунизм», скрывается от итальянского суда в Бразилии, где социалистическое правительство предоставило ему статус беженца.

Автор: Илья Полонский, с редакцией

Источник: topwar.ru

Примечания:

  1. Правительство в 1945-1981 гг. неизменно формировались ХДП (Христианско-демократической партией), центристской силой антифашистского сопротивления, которая после окончания войны вела антикоммунистическую политику
  2. Неприятие демократии (для некоторых только парламентской) и антиамериканские настроения были популярны у всех радикалов
  3. В ФРГ денационализация прошла довольно мягко, что позволило остаться многим госслужащим времен Третьего Рейха на своих местах. Про судьбы нацистов в послевоенное время и вообще Германию можно посоветовать несколько книг — «Мафия СС» Виктора Александрова (довольно предвзятая, без указания источников, но тем не менее весьма интересная даже для людей с противоположными автору взглядами) и «Жестокая память. Нацистский рейх в восприятии немцев второй половины ХХ и начала ХХI века»
  4. Мы уже писали о фильме «Роман о бойне». В этом обзоре  рассказывается об Операции «Гладио» и участии разведок разных стран в жизни неофашистского и неонацистского движений. В фильме присутствуют и реальные персонажи, упоминаемые в статье: Джузеппе Пинелли, Стефано Делле Кьяйе, Валерио Боргезе. В уже упомянутой книге «Мафия СС» также есть немало интересных фактов об участии бывших нацистов в возрождении политического влияния в мире, о республике Сало, неонацистах на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Также рассказывается о жизни видных деятелей фашистского и нацистского движения после войны (среди них Отто Скорцени, Леон Дегрель)
  5. Данное заявление спорно. Неофашистский команданте Пьерлуиджи Конкутелли с презрением говорил об MSI и не связывался с ними большую часть своей деятельности. Неофашисты более позднего периода также конфликтовали с MSI, фактически пользуясь их помещениями для своих молодежных организаций, прогоняя сторонников MSI, боявшихся за свою репутацию. Также в фильме «Площадь Сан-Бабила, 20 часов» (весьма посредственном и предвзятом) показывается отношение молодых радикальных неофашистов со старым поколением.
  6. Подробнее об этом рассказывает Пьерлуиджи Конкутелли в своих дневниках «Io, l’uomo nero. Una vita tra politica, violenza e galera»
  7. К слову, немец Эрнст Юнгер, знакомый с нацизмом куда лучше итальянского князя и приложивший руку к его зарождению, давал   нацизму точно такую же оценку, называя его  плебейским движением, которое породило господство черни (Эрнст Юнгер, Рискующее сердце, с.16, с.311). А фашизм действительно можно назвать просоциалистическим. Мы писали о первых фашистах, про фашизм писал Николай Устрялов в книге «Италия — колыбель фашизма», довольно объективно разбирая истоки фашизма. В статьях «Идеи 1914 года», «Первые попытки соединения идей синдикализма и национализма», «Фашизм и «Размышления о насилии»» косвенно разбирается эта тема
  8. Хотелось бы напомнить, что ни Муссолини, автор «Третий путь. Без демократов и коммунистов» (запрещенной в РФ) и Гитлер не считали себя правыми, хотя их недалекие современные «последователи» себя таковыми считают, а многие и являются
  9. В Брешии, на Пьяцца дель Лоджия 28 мая 1974 года во время прохождения демонстрации профсоюзов гремит взрыв. Бомба, заложенная под аркой часовни, уносит жизни восьми человек, ранены девяносто четыре. Теракт практически сразу же был приписан неофашистам. 10 марта 1989 года коллегия присяжных Апелляционного суда Милана полностью оправдывает ранее осужденных черных экстремистов Чезаре Ферри, Серджио Латини и Алессандро Степанова.
  10. В ночь на 4 августа 1974 г., во время прохождения участка пути Фиренце-Болонья, гремит взрыв в поезде компании «Италикус», следующего по маршруту Рим-Мюнхен. Двенадцать мертвых, сто пять раненых. Обвиняемые в осуществлении данного теракта Марио Тути и Лучано Франчи были окончательно оправданы Уголовным Кассационным судом 24 марта 1992 года.
  11. Первые годы семидесятых были ужасны. Возобладало мнение, подпитываемое «авторитетными» комментаторами и «демократической» прессой, что бомбы, взрывавшиеся по всей Италии и уносящие десятки жизней ни в чем не повинных людей, явно были заложены фашистами1. Проводилась прямая аналогия между «черным терроризмом», убивающим людей без разбора, и молодежным внепарламентским неофашистским движением. Пьяцца Фонтана? Бойня, устроенная фашистами. Брешия? То же самое. «Италикус»? Аналогично. Всегда виноваты фашисты. Это они, звери в человеческом обличье, взрывают невинных людей. Несмотря на доказательства невиновности, никаких извинений мы естественно не дождемся. В то же время, благодаря усилиям прессы, мы предстали перед обществом в виде монстров, врагов демократии, опасных террористов, которых необходимо как можно раньше упрятать в тюрьму и содержать там до конца жизни. Или вообще убить. Мы стали мужчинами и женщинами (как это не покажется странным, но в неофашистском движении было не меньше девушек, чем в левом лагере), которые не могут иметь никаких прав в Итальянской Демократической Республике. В отношении тех, кто исповедовал пост-фашистские или неофашистские взгляды, допустимо любое насилие, с любой стороны. В этом контексте, ужасное преступление в Примавалле12 уже представлялось в прессе как «ответ» запуганных до смерти левых зловещему фашистскому подполью Рима. — вспоминает Пьерлуиджи Конкутелли
  12. Ночью между 15 и 16 апреля 1973 года квартира Марио Матеи, работника коммунальных служб и секретаря MSI района Примавалле, была подожжена с помощью бензина. Марио Матеи, его жена и четверо детей были спасены. Однако Вирджилио, двадцати восьми лет, и Стефано Матеи, восьми лет, вытащить не удалось. Их обугленные тела были обнаружены возле окна, через которое они пытались спастись. Следователи быстро вышли на след поджигателей, коими оказались трое боевиков «Рабочей Власти»: Акиль Лолло, Мариино Клаво и Манилио Грилло. Оправданные в суде первой инстанции, судом второй инстанции они были приговорены к восемнадцати годам за непредумышленное убийство. Всем троим позднее удалось бежать из тюрьмы и скрыться за рубежом.
  13. Про отношения боевиков Красных бригад с неофашистами можно узнать  все в тех же дневниках Пьерлуиджи Конкутелли. Неофашистские и коммунистические террористы даже планировали совместный побег
  14. К аналогичной структуре пришли и Montoneros
  15. Аналогично поступали и неофашисты. Например, Пьерлуиджи Конкутелли убил судью Витторио Оккорсио, а Валерио Фиораванти нападал на радиостанции
Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: