Язык

Возвращение Котоку и анархисты

Материал из серии «Анархизм в Японии и Корее» (по ссылке также есть информация по поводу приобретения печатной версии книги).

Очередная глава из брошюры, рассказывающая о возвращении Котоку Сюсуя в Японию и о радикальном разрыве с социал-демократами, который и породил будущее анархическое движение в Стране восходящего солнца.

Организационная деятельность в Японии

Организационная деятельность в Японии

Как только Котоку вернулся из США, в Токио было организовано крупное общественное мероприятие по случаю его возвращения, на котором ему предоставили возможность рассказать о развитии его идей во время пребывания в Америке. На этой встрече, состоявшейся 28 июня 1906 года, Котоку говорил о «волне мирового революционного движения», которое, по его утверждению, протекала мимо парламентаризма в направлении к всеобщей стачке как «средству грядущей революции». Вслед за речью последовали многочисленные статьи в революционной прессе, в каждой из которых отвергался социал-демократический парламентаризм и обосновывалась необходимость прямого действия. Наиболее известная из этих статей – «Изменение в моем мышлении (О всеобщем избирательном праве)» была опубликована 5 февраля 1907 года. Некоторые выдержки из этой пространной статьи передавают степень изменения политических взглядов Котоку:

«Я хочу сделать честное признание. Мои взгляды на методы и политику, принятые социалистическим движением, начали понемногу изменяться с тех пор, как я переступил порог тюрьмы пару лет назад. И вот, во время моих путешествий в прошлом году, они резко изменились. Когда я вспоминаю каким я был несколько лет назад, я чувствую, что теперь я едва ли не другой человек.

…Если бы я должен был изложить в двух словах ход моего теперешнего мышления, он имел бы следующие черты: «подлинная социальная революция не может быть достигнута при помощи всеобщего избирательного права и парламентской политики. Нет иного способа достижения нашей цели – социализма – кроме как прямого действия рабочих, единых как один».

…Раньше я слушал лишь теории немецких социалистов, а они в то время делали слишком большой акцент на эффективности выборов и парламента. Раньше я думал: «Если будет всеобщее избирательное право, то большинство наших товарищей обязательно будут избраны. А если большинство мест в парламенте занимают наши товарищи, то социализм может быть реализован посредством парламентской резолюции». Конечно, я осознавал тогда настойчивую потребность солидарности трудящихся, но все же я полагал, что приоритетной задачей, по крайней мере, для социального движения в Японии являлось всеобщее избирательное право. Мои выступления и статьи были наполнены этим, но сейчас я думаю об этом как о совершенно ребяческой и наивной идее.

…Рабочий класс не нуждается в завоевании политической власти – он нуждается в «завоевании хлеба». Это не законы, а еда и одежда. Отсюда следует, что парламент не имеет никакой пользы для рабочего класса. Допустим, мы хотим пойти дальше, чем положить нашу веру и доверие в таких вещах, как введение пункта в парламентский закон или пересмотра нескольких статей в некоторых законопроектах.В этом случае мы могли бы достичь осуществления наших целей, лишь надеясь на сторонников социальных реформ и государственных социалистов. Однако если вместо этого мы хотим осуществления социальной революции, улучшения и поддержания нынешнего уровня жизни рабочего класса, мы должны сконцентрировать все наши усилия не на парламентской власти, а на развитии солидарности трудящихся. В свою очередь, рабочие тоже не должны полагаться на буржуазных депутатов и политиков, а достигать своих целей посредством собственной силы и прямого действия. Повторяю: последнее, что рабочим стоит делать, так это надеяться на выборы и депутатов.

…Я надеюсь, что отныне наше японское социалистическое движение откажется от своей приверженности парламентской политике и примет в качестве своего метода и политики прямое действие рабочих, единых как один»

Новые идеи Котоку поразили его товарищей. Большинство привыкло принимать уверение Социал-демократической Партии о том, что ее доктрина представляет силы разума, прогресса и порядка в обществе, в то время как этот же источник учил тому, что анархизм был примитивной и хаотической реакцией на политические репрессии, которая не имела ничего общего с «научным социализмом». Однако на этот раз перед ними был самый известный и наиболее интеллектуально искусный социалист своего времени, бросивший вызов учениям СДП, последовательно и убедительно отстаивавший правоту анархизма. Некоторые японские социал-демократы остались невосприимчивы к новому учению. Например, в сентябре 1907 года Катаяма Сена, который был основоположником социал-демократических и лейбористских идей в Японии и в последующие годы стал одним из сталинских подхалимов в Коминтерне (на Кремлевской стене в Москве даже есть мемориальная доска в его честь), презрительно отвергнул анархизм Котоку следующим образом:

«Социалистическое движение Японии в некоторой степени изувечено и заторможено из-за анархических взглядов некоторых, кто называет себя… социалистами и удерживает некоторое влияние среди своих товарищей. Те, кто перешел к анархизму, выступают против законодательной, парламентской тактики и политического движения. И проповедуют, так называемое, прямое действие или революционную разрушительную всеобщую забастовку. Мы сожалеем, что некоторые из лучших наших товарищей перешли к вышеупомянутым взглядам и больше не действуют с нами…»

Катаяма был прав в одном отношении — зачастую самые способные социал-демократы отвечали положительно на вызов Котоку их предыдущим взглядам. Для многих молодых социалистов призыв Котоку к анархизму стал как глоток свежего воздуха, и вскоре он собрал вокруг себя поддержку, внушительную по размаху. Осуги Сакаэ, Арахата Кэнсон, Ямакава Хитоси и многие другие сыграли важную роль в это время в популяризации идей самоосвобождения и прямого действия, хотя в последние годы некоторые из них, такие как Арахата и Ямакава, поддались иллюзорным обещаниям большевизма.

Котоку Сюсуй и его супруга Канно Суга

Котоку Сюсуй и его супруга Канно Суга

Пока Котоку был в отъезде в США, была предпринята вторая попытка создания социал-демократической партии. Известная на этот раз как «Социалистическая партия Японии» (Nippon Shakaitô), она была основана в феврале 1906 года и первоначально пользовалась терпимым отношением со стороны властей, главным образом, потому что добилась респектабельности и обязалась «защищать социализм в рамках закона страны». Связанное с этим развитие состояло в том, что в январе 1907 года было возобновлено издание Общенародной газеты (Heimin Shimbun), на этот раз в качестве ежедневной. Несмотря на то, что Социалистическая партия Японии была небольшой организацией, всего около 200 членов, Котоку в декабре 1906 года правильно описал ее как амальгаму из множества различных элементов:

«Социал-демократы, социалисты-революционеры, и даже христианские социалисты… Большинство наших товарищей склонны принять тактику парламентаризма, а не синдикализма или анархизма. Но это не потому, что они истинно убеждены в верности такой тактики, а из-за их незнания анархического коммунизма. Поэтому самой важной нашей работой в настоящее время является перевод и публикация анархистской и придерживающейся свободомыслия литературы»

Вопросы, поднятые новой позицией Котоку, были основательно обсуждены на конференции Социалистической партии Японии, которая состоялась в Токио 17 февраля 1907 года. Большая часть взглядов склонялась к чистому разрыву с социал-демократией, и делегаты поддержали призыв к вычёркиванию из правил действовать «в рамках закона страны». Это не только привело к запрету правительством Социалистической партии Японии 22-го февраля, но также и к напряжённым отношениям между анархистами и социал-демократами, которые привели к прямому расколу. В то время как ежедневная «Общенародная газета» перестала существовать под давлением властей и финансовых трудностей, она была заменена двумя разными изданиями в июне 1907 года: еженедельник «Социальные новости» (Shakai Shimbun), который был под контролем социал-демократов, и выходящая дважды в месяц «Газета обычных людей Осаки» («Ôsaka Heimin Shimbun»), которая активно доказывала необходимость прямого действия. Такое развитие событий представило окончательный раскол между социал-демократами и анархистами Японии. С этого времени анархизм стал отдельно организованным самобытным движением, которое в равной мере противостояло как социал-демократии (и позже большевизму), так и традиционному капитализму.

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: