Язык

К дискуссии о разделении труда и автоматизации производства

Внутри нашей организации прошла небольшая, но напряженная дискуссия по поводу различных профессий, их востребованности обществом и того как нужно организовывать труд в будущем справедливом обществе, к которому мы стремимся. Эта заметка расскажет вкратце о позициях двух сторон, которые появились в ходе обсуждения, покажет противоречия в некоторых позициях и их подлинное сходство целей. Заметка может быть интересна как сторонним читателям, так и спорящим товарищам, не сумевшим прийти к единому мнению.

Собственность есть распоряжение чужой рабочей силой. Впрочем разделение труда и частная собственность, это – тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом – по отношению к продукту деятельности.

К. Маркс / Немецкая идеология. Т.3, с.31

Даже впоследствии, когда Сисмонди и Ж. Б. Сэй под влиянием социалистов стали замечать, что, вместо того чтобы обогащать нацию, разделение труда обогащает только богатых, а рабочий, вынужденный всю свою жизнь выделывать какую-нибудь восемнадцатую долю булавки, тупеет и доходит до нищеты, — даже тогда — предложили ли официальные политико-экономы какие-нибудь меры против этих последствий разделения труда? Никаких. Им и не приходило в голову, что, занимаясь всю свою жизнь одною и тою же машинальною работою, рабочий потеряет ум и изобретательность и что производительность нации падет вследствие этого, тогда как разнообразие занятий, наоборот, сильно увеличило бы производительность данного народа и развило бы в нем изобретательность. И вот теперь перед нами восстает именно этот вопрос.

П.Кропоткин / Хлеб и воля / Глава 15. Разделение труда

Так как данная дискуссия велась среди людей схожих взглядов, то определим некую точку отсчета, с которой все согласны.

  • Целью нашей борьбы является безгосударственное общество (где в управлении жизнью общества участвуют все люди, а не «профессиональные политики»), в котором нет частной (то есть, производящей что-либо) собственности, а значит достигнуто экономическое и политическое равенство людей;
  • Также примем за аксиому то, что все это осуществимо и оставим в стороне спор про эффективность данной системы и ее научную обоснованность;
  • Капиталистическая/государственная система (классовое общество) неэффективна и губительна как для людей, так и для планеты в целом и априори требует полного своего уничтожения. Кроме того, в этой системе изначально заложены противоречия, которые ведут ее к краху самостоятельно;
  • Цель капиталистов — повышение прибылей, потому производство стало именно таким, каким знаем его мы — машины производят быстрее человека, специализация труда прибыльнее, чем разноплановый труд. Специализация труда — причина «профессиональных болезней», стрессов и т.д., и т.п., так как во главе угла стоит именно прибыль, а не человек и его счастье;
  • Каждый человек (если он физически способен) обязан трудиться, так как жизнь в обществе предполагает пользование благами, создаваемыми всеми. Жизнь вне общества предполагает труд, направленный на самообеспечение, но труд малого числа людей не принесет тех благ, что можно получить в обществе. Потому труд есть неотъемлемая часть жизни каждого, хочет он жить в обществе или же вне его;
  • Существование за счет других (как это происходит сейчас) — паразитизм, который не может быть одобрен;
  • Наша цель — освободить от изнурительной работы, сделать труд максимально легким, приятным и полезным, чтобы он не занимал большую часть жизни, как это было раньше (и что было уничтожено революциями прошлого) или треть жизни, как это происходит сейчас. Освобожденное время должно направляться на развитие каждой личности, чтобы человеческая жизнь была не гонкой за прибылью для паразитов, а более осмысленной и свободной;
  • Уничтожение классового общества скорее всего произойдет революционным способом. Потому принимаем как факт, что если революция произошла, то массы людей ее желали, а потому являются активными и заинтересованными субъектами в становлении нового мира. Революция меньшинства — не революция, а государственный переворот.

В дальнейшем мы опираемся на то, что указанные 8 тезисов — верны и мы с ними согласны.

Заметка частично основана на положениях, которые более подробно разбираются в следующих статьях:

Настоятельно рекомендуется прочесть как минимум первые 5 статей.

Итак… Какие же позиции есть по данному вопросу?

Команда №1. Условно назовём ее «Говночисты» (так как отстаивают необходимость выполнения всеми ручного труда, за что сразу получают примеры в виде докторов-дворников и ученых-уборщиков)

Говночисты выступают за:

  • то, чтобы в будущем каждый вне зависимости от своей умственной работы занимался и неквалифицированным ручным трудом;
  • уничтожение разделения труда (здесь и далее имеется ввиду именно разделение на организаторский и исполнительный, умственный и физический труд), совместное выполнение работы управленцев и чернорабочих;
  • увеличение числа специалистов за счет обучения намного большего количества людей, способных выполнять разные работы;
  • уважение всех профессий;
  • тезис о том, что если одни будут заниматься только умственным трудом (или же только физическим), то неизбежно произойдет откат к классовому обществу.

Представленные в начале заметки статьи дают обширное толкование того как появилось классовое общество (с которым и ведется борьба, как и было обговорено), а потому если быть честным с собой, то необходимо прийти к выводу, что для достижения цели необходимо не только уничтожение института частной собственности, но и его оборотной стороны — разделения труда. Потому данная сторона занимает полностью последовательную позицию: распределение разной работы на разных людей (разумеется, в разной мере в зависимости от способности выполнять какую-либо деятельность). Почему несоблюдение этого принципа ведет к реставрации старых отношений разобранно опять же в указанных статьях. Обвинить говночистов можно лишь в том, что они не смогли достаточно развернуто обосновать свои позиции.

Мы видим, например, что многие социалисты, даже те, которые не побоялись напасть на заблуждения буржуазной науки, относятся с уважением к принципу разделения труда. Если вы заговорите с ними о том, как бы следовало обществу организоваться во время революции, они скажут вам, что разделение труда нужно, конечно, сохранить; что если вы делали булавочные головки до революции, то вы будете делать те же головки и после. Правда, вы будете заниматься этим всего пять часов в день, но все-таки всю свою жизнь вы будете делать одни только булавочные головки; другие будут изобретать машины или проекты машин, которые дадут вам возможность удесятерить ваше производство булавочных головок; третьи, наконец, специализируются в высоких сферах литературного, научного и художественного труда. Вы же родились выделывателем булавочных головок, — все равно как Пастер родился прививателем бешенства, и революция оставит обоих вас на ваших теперешних местах: его — в лаборатории, вас — за выделкой булавочных головок.

П. Кропоткин / Хлеб и воля

Команда №2. Условно назовём ее «Технократы» (так как считают, что развитие производства так продвинулось, что уже сейчас можно автоматизировать все что угодно без оглядки на то, что большинство представленных инноваций — экспериментальные образцы или вообще нереализованные проекты)

Технократы выступают за:

  • тезис о том, что ученые/инженеры изобретают все. Прогресс зависит от них, а гуманитарии в этом плане бесполезны;
  • тезис о бесполезности менеджеров;
  • уже сейчас можно организовывать производство по последнему слову техники (автоматизация);
  • то, чтобы каждый был на своем месте (имеется ввиду профессия), так как многие люди не способны выполнять квалифицированную работу (так как им не хватило ума учиться);
  • тезис о том, что людям лень выполнять чужой труд и это породит лишь недовольство;
  • то, что квалифицированный работник (работник интеллектуального труда) никак не должен быть «говночистом», так как его труд дороже и он долго обучался

Итак, рассмотрим в чем правы и не правы «технократы». Они выступают за снижение длительности рабочего дня и автоматизацию производства, что безусловно верная цель. Но ошибка здесь в том, что процесс переустройства производства займет не меньше десятка лет (а во многих случаях его и вовсе придется создавать с нуля, обучая необходимых специалистов и создавая новое оборудование, так как не секрет, что большая часть производства в нашей стране полностью уничтожена или морально устарела). Если придерживаться принципа «технократов», то инженерам здесь выпадает ведущая роль, а всем остальным — ведомая, так как одни будут думать, а другие — работать. Такое положение опасно тем, что сохранение разделения деятельности на управляющую и исполнительную, со временем откатится к старым отношениям (ведь основы классового общества сохраняются, только правители становятся образованными инженерами, а не политиками). Таким образом, на неопределенный период откладывается переустройство общественных отношений (хотя частная собственность вроде бы и обобществлена), что по сути делает правящий класс (инженеров) способным решать судьбы всех — ведь экономика в его руках, а значит и политическая власть вскоре также появится. Кроме того очень оптимистично рассматривается процесс автоматизации. Автоматизировать можно якобы все что угодно или почти все. Хотя на самом деле большинство бизнес-процессов не автоматизируются, а могут быть лишь упрощены до некоторой степени, что и делается сейчас различными компаниями/корпорациями, стремящимися максимизировать прибыль. Как мы видим это очень медленный процесс, хотя в него вкладываются огромные суммы ежегодно. Как произойдет глобальная автоматизация технократов — черное пятно в этой теории.

«Технократы» не признают пользы гуманитариев, менеджеров, но при этом пользуются продуктами чисто гуманитарными: от знаний и общественных институтов до одежды и книг, которые рисуют и пишут люди, далекие от техники (но при помощи техники). В современном мире слияние «гуманитарного» и «технического» достигло своего пика, потому не стоит разделять деятельность на такие категории — продукт может быть хорош, если над ним трудятся разноплановые люди. Человек будущего — не гуманитарий и не инженер, а комплексный человек — единое целое, способное выполнять самые разные задачи, используя все человеческие навыки. Менеджеры же необходимы в существующей системе, так как все общественные отношения организованы сверху-вниз, а люди отучены принимать организационные решения. Здесь мы находим противоречие в теории «технократов» — они не хотят выполнять неквалифицированный труд (в том числе и управленческий), но не хотят кормить паразитов-менеджеров. То есть встает вопрос о сохранении специалистов-управленцев (ведь большинство инженеров не способны спроектировать крупную систему или устройство). Прикрываясь тем, что якобы инженеры двигают технический прогресс, они отказываются выполнять любой труд не по специальности (от банального говночиста до менеджера-проектировщика). Но какой процент инженеров что-либо изобретает, создает и оптимизирует? Изнутри этой сферы могу сказать, что крошечный. Инженеры при капитализме заняты чем угодно кроме изобретения, оптимизации и автоматизации (так как если автоматизировать производство, то это подкосит основы капитализма, потому этот процесс по возможности тормозится). Выпускники технических ВУЗов, обладающие неким «особенным сознанием» занимаются обслуживанием техники, написанием однотипных и ненужных систем по продаже воздуха и т.д. и т.п. А «особенное сознание» — слишком неуловимое понятие, чтобы им оперировать. Ведь еще век назад женщины не учились в школах, а теперь выполняют многие работы куда лучше мужчин и вообще плотно заняли свою нишу в производственных отношениях. В нашем веке на роль «бесполезных и неспособных обучаться» попали другие категории людей. Но значит ли это, что они действительно не хотят или не могут обучиться и выполнять иную работу? Не будем забывать, что сознание человека порождено материальной средой, в которой он существует. Потому стоит отказаться от нападок на некую пассивно-глупую природу человека. Такой вид не смог бы выжить и эволюционировать, а значит такая «природа» искуственна в рамках существующей политико-экономической системы, которой такие люди вполне выгодны. Если говорить что-то вроде «не хватило ума учиться», то можно противопоставить «не хватило хитрости не быть эксплуатируемым». Если мы говорим о построении человечной справедливой системы, то такие формулировки вообще должны быть устранены. Человек должен помогать человеку (как то писал и П.Кропоткин, и к чему пришли современные ученые в области естественных и гуманитарных наук).

Технократы считают, что людям лень выполнять чужой труд. Но насколько это верно? Есть ли какие-либо статистические данные на этот счет? По собственному опыту могу сказать, что задачи в трудовом коллективе самых разных планов выполняются сообща. Если кто-то заболел или попросил помочь — обычно его задачи (если это не переваливание обязанностей) решают всем миром, причем бесплатно. А что можете сказать на основании своего опыта вы? Говорит ли это о том, что несмотря на то, что капитализм хочет иметь специализированные индивидуальные шестеренки, а люди все равно выполняют задачи сообща?

Выходит, что напускная элитарность технократов, если у них больше нет доводов — лишь повод не выполнять «грязную работу».  Мы договорились, что революция — дело масс. Потому если массы не хотят менять собственнуму желанию свою жизнь, то никто их не сможет заставить. Если же хотят, то общественные отношения и желания начнут меняться, не в последнюю очередь из-за коллективисткой природы человека*. Если же массы хотят создавать новую жизнь, а определенные элитарные слои хотят, чтобы за них делали большую часть физической работы, то стоит задаться вопросом «Но на каком основании?». Если частная собственность и наемный труд устранены (или к этому есть стремление), обустроено бесплатное высшее образование (которое могут проходить все желающие, чтобы получить квалификацию и работать на более желаемых работах), то много ли будет желающих работать физически за кого-то, кому лень? Да и насколько это справедливо, если говорить, что общество, к которому мы стремимся не только развитое, но и справедливое? На каком основании и как предполагается освобождать от физического труда тех же инженеров? Далеко не все из них выполняют полезные задачи, а многие немалую часть времени уделяют явно посторонним делам. Если же коллективистское не особо заботит «технократов», то можно задеть и за эгоистическое.

Специалистам выгодно, чтобы их число росло, тогда производство станет более совершенным, количество работы будет меньше, а значит больше времени можно посвятить собственной жизни (так как при любой экономической системе будет создаваться большой поток задач, который необходимо быстро решать). Если у специалиста создалась очередь это не означает, что он должен обслуживать ее все время, а кто-то должен обслуживать его. Это означает лишь то, что необходимо больше специалистов. Однотипная работа вызывает профессиональные болезни из-за перегрузок определенных органов. Комплекс работ позволит распределить нагрузки и предотвратить некоторые болезни (например, грыжи у грузчиков, геморрой у водителей или же снижение зрения у IT-шников и т.д.). Кроме того постоянно «работать головой» очень сложно. Это вызывает раздраженность и неврозы. Выполнение осмысленных работ, приносящих пользу уничтожит недовольство собственным трудом, о котором пишет Д.Грэбер (а кроме того высвободит миллионы рук, занятых сегодня продажей воздуха, написанием ненужных текстов или созданием ненужных товаров, отправляющихся на свалку).

По поводу обучения специалистов — оно происходит неоправданно долго. Университеты пичкают знаниями, которые никак не применяются и быстро выветриваются из голов студентов. Действительно важных предметов обычно немного и они могут уложиться в 1-2 года, а не 5-6 лет (если говорить о «технарях»), после чего можно получить дополнительное обучение на практике (как водится, многое что изучалось в стенах университета не применимо на работе) и постоянно образовываться по любым темам в свободное время (которого, разумеется больше за счет сокращения рабочего дня, с чем согласны обе команды). Думаю многие квалифицированные специалисты не откажутся отвлечься от работы на несколько часов, чтобы обучать желающих и в будущем совместно с вновь прибывшими выполнять либо более сложные задачи, либо выполнять существующие куда быстрее большими силами.

Таким образом, наверное немного путано и долго, но мы пришли к тому, что автоматизация есть благо, но чтобы эти блага не обернулись технократическим концлагерем, описываемым в различных антиутопиях, необходимо стремиться ко всеобщему образованию и  уничтожению разделения труда, чтобы каждый человек был самостоятелен, разносторонен, что принесет ему свободу и удовлетворение собственной жизнью.

Deep

Примечания:

* — Видео: Коллективизм. Психологический эксперимент

Эксперимент Аша (1951) Исследование было направлено на изучение конформизма в группах. Студентов-добровольцев приглашали якобы на проверку зрения. Испытуемый находился в группе с семью актерами, чьи результаты не учитывались при подведении итогов. Молодым людям показывали карточку, на которой была изображена вертикальная линия. Потом им показывали другую карточку, где было изображено уже три линии — участникам предлагалось определить, какая из них соответствует по размеру линии с первой карточки. Мнения испытуемого спрашивали в самую последнюю очередь. Подобная процедура проводилась 18 раз. В первые два захода подговоренные участники называли правильные ответы, что было несложно, поскольку совпадение линий на всех карточках было очевидным. Но затем они начинали единогласно придерживаться заведомо неверного варианта. Иногда одному или двум актерам в группе указывали 12 раз выбирать правильные варианты. Но, несмотря на это, испытуемые испытывали крайний дискомфорт от того, что их мнение не совпадало с мнением большинства. В итоге 75% студентов хотя бы один раз не были готовы выступить против мнения большинства — они указывали на ложный вариант, несмотря на очевидное визуальное несоответствие линий. 37% всех ответов оказались ложными, и только один испытуемый из контрольной группы в тридцать пять человек допустил одну ошибку. При этом, если участники группы расходились во мнениях или же когда независимых испытуемых в группе было двое, вероятность совершения ошибки снижалась в четыре раза.

Поделись с друзьями!

Комментарии:

  1. <>
    Хлеб и Воля (П. А. Кропоткин)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: