Язык

Историческая и экономическая ситуация

Материал из серии «Анархизм в Японии и Корее» (по ссылке также есть информация по поводу приобретения печатной версии книги).

Начало повествования об анархистах Японии в начале XX века. В статье рассказывается об укладе страны, который сложился к тому времени, о первых недовольных этим укладом и об истоках будущего анархического движения.

анархизм, Япония, японские анархисты, ЧКФ

Глава первая: 1906-1911 гг.

Анархисты в Японии! Для многих сама эта мысль удивительна. Хрестоматийный образ Японии – иерархическое и упорядоченное общество, в то же время японцы незаслуженно считаются верноподданными слугами корпораций и государства. Даже в самой Японии многие японцы не знают о существовании в их стране анархистского движения, о мучениках, отдавших жизнь за это движение, и о незатухающей борьбе, ведущейся на протяжении многих лет против капиталистического государства и бесчеловечности. Не так давно молодая японка, которая училась в Американском университете, написала мне об анархистском движении в Японии, после того как она прочла одну из моих статей в «Бюллетене исследования анархизма». То, что она смогла обнаружить анархистское движение, лишь покинув Японию, является прекрасной иллюстрацией того, в какой степени существование японского анархизма было исключено из официальной истории, отфильтровано из учебной программы и проигнорировано средствами массовой информации.

Историческая и экономическая ситуация

Конечно, доля правды (хоть и однобокой) в хрестоматийном образе Японии и японцев имеется. И этот стереотип имеет непосредственное отношение к тому, как Япония модернизировалась в годы главного социального переворота, последовавшего после 1868 года. В 1868 году власть попала в руки узкого круга молодых самураев, решивших сделать Японию богатой и сильной в военном отношении державой. Чтобы достигнуть этого, они намеревались создать сверхцентрализованное государство, индустриальную экономику и морскую империю, что должно было компенсировать присущую Японии нехватку ресурсов. Это были весьма амбициозные цели для маленькой, слабой и отсталой страны на обочине мировой цивилизации. Для реализации этих амбиций японский народ был приучен к подчинению, частично убежден, а частично запуган, дабы возвысить интересы государства над его собственными и скормить ему идею национальной гордости и служения Императору.

На протяжении многих лет после 1868 года основной частью населения оставались крестьяне, возделывающие землю. Сельское хозяйство являлось основой экономики, поэтому различные отрасли промышленности могли создаваться лишь путем выжимания из крестьян их богатства и направления его в фабрики, верфи и шахты, создаваемые при поддержке государства. Чтобы добиться этого перераспределения богатства из сельскохозяйственного сектора экономики в развивающуюся промышленность, был установлен высокий земельный налог. Одним из последствий этого нововведения стало то, что многие крестьяне, не имевшие возможности платить налоги, были вынуждены продать свою землю и стать батраками. Из общества, состоящего главным образом из крестьянских семей, занятых в сельском хозяйстве, возделывавших небольшие принадлежащие им участки земли, Япония стала той, где большая часть земли возделывалась батраками, которые обычно отдавали часть своего урожая в виде арендной платы землевладельцам. Так как условия жизни сельского населения ухудшались ввиду определенной утраты связи с землей, оно перемещалось в города и искало работу в грибной промышленности и торговых предприятиях.

Именно в среде этого развивающегося рабочего класса в конце XIX века были предприняты первые попытки организовать профсоюзы, однако государство стремительно отреагировало введением в 1900 году «закона об общественном порядке и полиции», который поставил вне закона любые рабочие организации и, разумеется, забастовки.
Помимо того, что крестьяне многие годы были основой экономики, они также составляли основную часть призывников в армию, которую наспех создавало новое государство. Период взросления среднего крестьянина или рабочего проходил запланированно и дисциплинированно: сперва в начальной школе, а затем в армии. Заявление Императора от 30 октября 1890 года, известное как «Императорский рескрипт об образовании», хорошо передает убеждения, которые власть имущие пытались внедрить в умы молодежи. В частности, в нем говорилось:

«Всегда уважайте Конституцию и соблюдайте законы; в экстренном случае смело предлагайте себя Государству; и, таким образом, вы сохраните и поддержите процветание современника нашего императорского трона с небом и землей. Поэтому вы должны быть не только нашими добропорядочными и верными подданными, но и воспроизводить славные традиции ваших предков»

Женская половина крестьянства и рабочего класса в некоторой мере избежала этой организованной промывки мозгов, отчасти потому что они чаще, чем их братья находились вне школы, чтобы помогать по хозяйству, даже в течение немногих лет обязательного образования. Но все же груз обычая обременял и молодых женщин, призывая превратить себя в «хорошую жену и мудрую мать», а также учил с самого раннего возраста, что судьба женщины заключается в повиновении трем мужчинам в ее жизни: ее отцу в молодости, ее мужу в среднем возрасте и ее старшему сыну в старости.

Неудивительно, что несмотря на успехи государственных лидеров в превращении Японии в богатую и мощную страну и соответствие большинства японцев и японок ролям, предписанным им, все равно находились смельчаки, сопротивлявшиеся общей тенденции все это время. Кроме того, только потому, что в Японии было такое высоко конформистское общество, реакция против конформизма и набирала интенсивность с тех пор как требование государства абсолютного послушания и верности стало оставлять мало места для компромисса, либеральных полумер или пути к побегу из эксцентриситета. Основные структуры современного японского государства были созданы в конце девятнадцатого века. Противники режима были сначала склонны к западным идеологиям, таким как христианство и социал-демократия, в надежде, что это альтернативные и более гуманные модели модернизации. Первая крупная Японская война ХХ века (русско-японская война 1904-1905 гг.) показала недостатки христианства и социальной демократии. Несмотря на свой явно империалистический характер, многие японские христиане были готовы поддержать эту войну, заискивая перед государством, в то время как многие социал-демократы по всему миру благоприятствовали японской победе, на том основании, что это ускорит революцию в России. Те, кто были полны решимости сопротивляться и государству, и войне, искали иной источник политического вдохновения — и, тем самым, заложили основы японского анархического движения.

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: