Язык

Социалисты-революционеры и независимость Украины

Сегодня бизнесмены в вышиванках и их ручные патриоты любят совмещать свой ​​параноидальный антисоциализм с почитанием памятных дат в честь Украинской Народной Республики. При этом большинство из них, из-за отсутствия знаний и нежелания иметь эти знания, воспринимает УНР как молодой проект буржуазного государства с частнособственнической экономической системой. Другая часть (меньшинство) этих деятелей (которыми обычно и являются ручные патриоты в вышиванках) знают правду, однако, намеренно ее замалчивают. Таких примеров множество — от национально-самостийницкой идеологии махновского движения до боевых красных знамен атамана Зеленого, из которого успешные украинцы и их сторонники любят в последнее время делать желто-голубого белогвардейца, восставшего против большевиков на оборону частной собственности украинской буржуазии.

эсерыОдним из таких примеров является замалчивание правды о УПСР — партии украинских социалистов-революционеров (эсеров) — и ее роли в провозглашении независимости УНР. Возникновение партии пришлось на начало бурного ХХ века, а первые поражения со стороны царского режима заставили политических лидеров эсеров эмигрировать на запад. Жизнь в эмиграции привело к значительному переосмыслению существующей ситуации. Эти обстоятельства поставили украинских эсеров на бескомпромиссную антагонистическую платформу против Российской империи, а в результате этого в зарубежной среде эсеров возникли первые идеи самостоятельности Украины. В этой же среде возник известный Союз Освобождения Украины, а эсер Юлиан Бачинский был первым кто обосновал необходимость независимости Украины с марксистских классовых позиций. Стоит напомнить, что эта концепция возникла задолго до провозглашения УНР, а для Винниченко и многих других чиновников такая позиция оставалась слишком радикальной до оккупации большевистской Россией. Впоследствии эта концепция эволюционировала в среде киевской группы эсеров, выдвинувшей идею федерации свободных народов на руинах империи с правами национальных автономий. Кроме того позиция петербургской группы украинских эсеров имела свою специфику — они выступали за создание УНР, не отвергая принципа мировой федерации народов.

Не надо забывать и то, что политические лозунги национальной самостоятельности в УПСР шли параллельно с экономической программой социализации земли (промышленность предполагалось обобществить позже). Такая позиция обеспечила украинским эсерам тотальную поддержку со стороны крестьянства, которое в то время составляло абсолютное большинство украинского населения. Справедливости ради стоит отметить, что небольшая часть УПСР выступала за национализацию земли, однако, ни о какой частной собственности в их программе речи не было, и именно этот факт активно замалчивается. Политическое требование общественной собственности уже классически относится современными либеральными историками преимущественно к большевикам, которые уничтожили УНР. В результате это породило современный миф о том, что все антибольшевистские силы Украины защищали помещичьи земли.

Кроме этого стоит отметить еще несколько интересных фактов из программы УПСР 1917 года (собственно период провозглашения УНР). Украинские эсеры отметили, что они являются неотъемлемой частью II Интернационала и провозгласили ряд фундаментальных принципов:

  • Применение социалистических принципов к конкретным формам украинской демократии;
  • Перестройку современного капиталистического уклада на социалистический;
  • Социальную революцию как инструмент социального освобождения трудящихся масс и их национального самоопределения;
  • Перестройку современных империалистических, сепаратных государств в федерацию равноправных демократических республик по национально-территориальному принципу;
  • Обеспечения национальных прав представителям всех меньшинств.

В новопровозглашенном УНР украинские эсеры играли ведущую роль. Однако сама партия делилась на правое и левое крыло. Соглашательство правой части представителей УПСР с социал-демократами ускорило радикализацию взглядов внутри партии. Неэффективность деятельности Центральной Рады, которая постепенно превращалась в бюрократический аппарат обслуживания буржуазии, убегая от революционных беспорядков в России, привела к потере ею авторитета внутри народа. В этой ситуации в конце 1917 радикальная часть УПСР при поддержке армейских партийных делегатов выдвинули требования немедленного уничтожения частной собственности и установления государственного и рабочего контроля на предприятиях.

Кроме этого левое крыло УПРС требовало скорейшего провозглашения независимости УНР, окончания войны («мира с германцем»), социализации земли, конфискации капиталов, и отставки социал-демократических министров. По факту эсеры требовали реализации своей партийной программы. Именно эти события и давление эсеров привели к появлению Четвертого Универсала, провозгласившего независимость Украинской республики. Стоит отметить, что для других членов Центральной Рады такой ход был вынужденным, независимость приняли под военным давлением большевиков на фронте, и политическим давлением левых социалистов-революционеров в Киеве. Выполнению закона о социализации земли помешала оккупация Киева большевиками, а впоследствии — переворот, совершенный немецким оккупационным командованием. После этих событий УПСР окончательно раскололась на правое крыло приспособленцев, ставшее на консервативные и прогерманские позиции и на левых эсеров, которые остались верны программным идеалам 1917 года. Истина очевидна — без собственных боеспособных вооруженных сил любые политические программы, даже самые радикальные, оставались лишь буквами на бумаге.

Дальнейшая судьба УПСР была типичной для того времени. Часть оказалась в эмиграции, а тех, кто остались ждали драматический судебный процесс над участниками национальной революции. Показательно, что это сфальсифицированное дело стало началом периода сталинских репрессий.

Сегодня фарс под названием «День Независимости» превратился в «праздник со слезами на глазах». Никто, кроме политиков, не может объяснить суть празднования этого августовского дня, за торжественным характером которого стоит национальная катастрофа, экономический провал, политические поражения, и культурный крах. «День Независимости» мы не получили в качестве вознаграждения за столетия страданий или десятилетия национально- освободительной борьбы. Момент, которого ждали наши предки, за который умирали наши герои, оказался лишь куском нашего колониального наследия, а день празднования — ежегодной рутиной вывешивания флага с балкона.

Кто знает, возможно, если бы не самоубийственная политика военного министра Николая Порша, приведшая к систематическим военным поражениям, то история Украины могла бы сложиться иначе. Однако имея то, что имеем остается анализировать существующую ситуацию и искать пути выхода из нее. При этом важно помнить нашу историю — поскольку «независимость» получена, пусть и не желанным веками путем, однако, дело стоит продолжать. Именно на плечи современной молодежи ложится обязанность борьбы за свободу.

Украинские левые эсеры, силами которых была провозглашена независимость Украины в 1918 году и приняты социалистические законы, хорошо понимали, что «национальное государство» и «национальный капитал» не друзья, а первые враги освобождения украинского трудового народа. И они не ошибались, ведь именно государственники всех мастей привели к поражению освободительную борьбу 1917-20-х годов. И такие же государственники притесняют украинский народ в нынешнем «независимом украинском государстве». Украинские левые эсеры «пророчески» видели все это еще в 1918 году, когда они прямо заявляли, что идея нации заключается не в «получении государственности», а в борьбе против всякой государственности, за создание независимого трудовой республики:

«Разнообразные иллюзии пролетариата, связанные с ростом и укреплением собственного государства, приводят к худшему оппортунизму, к межклассовому объединению в «национальном государственном фронте», в результате чего для господствующих классов открываются широкие возможности мелкими подачками и незначительными «реформами» окончательно усыпить революционный дух народа и удержать его от широкой планомерной борьбы за полное преобразование существующего строя. Но ценой социальных уступок, ценой полной ликвидации революционных устремлений и замены классовой борьбы гражданским миром не достигается также никаких улучшений в национальной области. Национальный гнет вреден для масс не только потому, что гражданские свободы сводятся на нет в атмосфере национальных ограничений, но в еще большей степени потому, что национальное угнетение удерживает народ в темноте, мешает росту национального сознания и отвлекает внимание масс от основы всякого угнетения — от социального неравенства. В борьбе угнетенного народа за свое всестороннее освобождение национальная борьба (точно так же, как и политическая борьба) должна поэтому рассматриваться как средство и не заменять собой классовой борьбы, тем более недопустима замена конечной цели — установления социалистического строя, лишь при котором возможно осуществление полной, всесторонней суверенной воли человека.

В то время, как осознание национальной несправедливости должно играть роль революционного фактора, буржуазные политики всеми силами толкают пролетариат к государственной идеологии, заманивая его обещаниями национального освобождения путем создания собственного национального государства. Лозунги национальной государственности, разбивая солидарность всемирной трудовой демократии и подменяя революционную идею нации консервативной идеей государства, отдают национальной буржуазии монополию на эксплуатацию масс в рамках страны и на империалистическую завоевательную политику снаружи.

Государство как таковое является механизмом этой эксплуатации, орудием порабощения большинства меньшинством — и централизованное национальное государство в еще большей степени, чем федеративное. Поэтому стремления социалистов в национальном вопросе должны быть направлены на отвоевание шаг за шагом признания национальных коллективов и к передаче им в значительной мере функций современного государства, вплоть до превращения их в конце концов в федерацию автономных, национально-персональных (экстерриториальных) союзов…

… УПСР глубоко убеждена, что украинский народ по сути не имеет ничего общего с украинским государством — все равно, с монархическим или буржуазно-республиканским, — о которой мечтают наши национал-патриоты. Борясь за политическое и социальное освобождение — за возможность развития своей национальной, народной культуры, пролетариат Украины, как и любой другой пролетариат при капитализме, не имеет родины. Он может только завоевать ее и сделать это не в союзе со «своей» национальной буржуазией, а в жестокой борьбе с ней, во всемирной великой борьбе угнетенных против угнетателей, в интернациональной революционной борьбе за разрушение существующего строя и установления социализма»

Пусть эти слова будут напутствием и для всех современных борцов за социальное и национальное освобождение Украины.

Друг Вітовський

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: