Язык

Третий путь — зачем и для чего?

Еще одна критическая заметка про статью «третий путь». Недавно один из читателей писал про ходжаистов и сандинистов, теперь же другой читатель прислал свою критическую заметку. На этот раз речь пойдет о Пероне, Кастро и Хо Ши Мине. Здесь упоминается вчерашняя статья об Эрнесто Геваре, которая также была подвергнута критике. Поэтому позже мы постараемся раскрыть этот вопрос более глубоко.

Третий путь

Третий путь — зачем и для чего?

Несколько дней назад на сайте была опубликована заметка «Что такое Третий путь«. В предисловии к заметке было отмечено, что автор не является участником коллектива, редакция не разделяет точку зрения автора относительно движений и групп, которые в своей идеологии и практических действиях воплощали представления так называемого Третьего пути. Однако сам факт публикации в положительном ключе информации о политических движениях, которые являлись абсолютно контреволюционными, не имеющими никакого отношения к борьбе угнетенных за социальное освобождение, послужил причиной моей попытки написать ответную заметку. Добавлю также, что для меня, как для анархиста, государство, по определению эксплуататорская система, впринципе не может быть «народным» (именно так характерезуются режимы Кастро или Перона), даже если оно в 100 раз более «демократическое» или «социальное», чем те, во главе которых находились вышеупомянутые персонажи. Автор же опубликованной заметки очевидно не согласен с этой либертарной аксиомой. Однако попытка написать ответ —  не пытка.

Насколько я понял, автор опубликованной заметки под псевдонимом Тескатлипока ставил цель противопоставить сторонников так называемого Третьего пути «правым» движениям. Кастро, Перон, аятолла Хомейни и возглавляемые ими политические силы, по мнению Тескатлипоки, не были «правыми», более того, противостояли реационерам и консерваторам. Но разве кто то из вышеперечисленных вождей стремился к уничтожению государства и капитала? Или может не укреплял свою личную власть и власть ничтожного меньшинства, узкой привилегированной группы? Кто то из этих «борцов за народное счастье» не проводил массовых репрессий против угнетенных?

Первыми в качестве образцов Третьего пути приводятся режимы Кастро и Перона на Кубе и в Аргентине. Сегодня у нас есть возможность узнать мнение кубинских анархистов по поводу ситуации на так называемом «острове свободы», а история взаимоотношений либертариев и «революционного правительства» очень хорошо представлена в этой статье. Третьепутист Кастро, придя к власти в ходе революционной борьбы угнетенных, установил единоличную диктатуру, развернул масштабные репрессии в отношение настоящих революционеров. В тескатлипокиной заметке «левый» националист Фидель выставляется победителем американского империализма, сторону которого занимали «правые националисты». Однако непонятно, а чем собственно эксплуататорская система во главе с Кастро, проведшего «аграрную реформу» в духе сталинской коллективизации, поставившего под полный контроль государства рабочее движение, развернувшего масштабные репрессии, лучше сторонников американского империализма Батисты. Тот хоть никакой революционной фразеологией не прикрывался, а открыто называл себя реакционером. На Кубе были свои повстанческие движения, свои Кронштадты — борьба угнетенных против правительства, провозгласившего себя «революционным» и проводившего политику в интересах нового правящего класса — государственной буржуазии. Однако третьепутист Тескатлипока ограничился в своей заметке упоминанием о том, что какие то «конрреволюционеры» «на деньги американских империалистов пытались посредством саботажа и «черного террора» скинуть режим Кастро». Что касается Кубы сегодня — крайне низкий уровень жизни трудящихся при полном материальном благополучии  буржуазии и военщины, жесткие репрессии в отношении тех, кто позволяет себе малейшую критику эксплуататорской системы, являются довольно известным фактом, об этом можно прочитать например в этом интервью. Более того, диктаторский режим Кастро, называя себя «социалистическим», проводит настоящую неолиберальную антисоциальную политику, в интересах как отечественного, так, вероятно, и мирового капитала. Еще одним ярким примером Третьего пути, по мнению Тескатлипоки, является
эксплуататорская система, существовавшая в Аргентине во время правления диктатора Хуана Перона. При этом общественным идеалом Перона якобы являлась «немарксисткая концепция социализма«, достичь которого диктатор пытался в том числе побеждая на выборах и становясь «у руля власти».

Я не вижу смысла разбирать все недостатки тех или иных буржуазных этатистких представлений, моих знаний и способностей для такой фундаментальной критики явно недостаточно, тем более она неоднократно приводилась выдающимися либертарными теоретиками. Здесь упомяну лишь несколько фактов о деятельности Перона, заметка с диферамбами которому в исполнении Тескатлипоки была опубликована на социально-революционном информационном ресурсе.

Еще в 1919 году Перон, будучи простым офицером, «отличился» при подавлении восстания, организованного анархо-коммунистической организацией ФОРА. Эти кровавые события, одна из самых ярких страниц в истории революционной борьбы угнетенных, вошли в историю как «Трагическая неделя«. После прихода Перона к власти, ФОРА, выдающееся и во многом уникальное социально-революционное движение, совмещавшее синдикалисткие методы борьбы с непоколебимой верностью анархистким идеалам, было вынуждено действовать в подполье. Перонисткие же официальные профсоюзы мало чем отличались от
гитлеровского Германского трудового фронта.

Тескатлипока упоминает о противостоянии перонистов с «правыми консерваторами», последние якобы действовали в интересах иностранного капитала. Даже не вдаваясь в подробности, кто в отношении какого капитала действовал, возникает вопрос, чем же лучше перонисткий капитал, «обьеденивший народ Аргентины в «перонисткую нацию», перонисткие бюрократы и мусора. Какое отношение этот перонизм имеет к свободному социальному творчеству масс кроме подавления самыми жесткими методами этого творчества?

Еще один фееричный пример «победившего социализма», представленный апологетом Третьего пути — Демократическая Республика Вьетнам. Здесь третьепутист Хо Ши Мин противостоял все тем же «правым националистическим группам«, «выражавшим интересы приближенной к французской колониальной администрации буржуазии«. Как ни странно, и здесь победившими сторонниками Третьего пути была установлена чудовищная эксплуататорская система. А современный Вьетнам — настоящий райский уголок для владельцев транснациональных корпораций. Нужда заставляет вьетнамских пролетариев, в том числе детей, работать по 15 часов в сутки чтобы купить немного еды. Это после десятилетий войн и репрессий, после многочисленных обещаний вождей — третьепутистов о скором наступлении «светлого будущего».

Далее в качестве еще одного примера Третьего пути приводится современный Иран, власть которого, видимо тоже «народная», оказывается борется в поте лица не с народом, а с теми же «правыми» — сторонниками восстановления монархии. Думаю, лишних пояснений не требуется, про то, «кому в Иране жить хорошо» и без меня хорошо известно. Странно, почему в тескатлипокиной заметке третьепутиским не был назван режим Лукашенко. В конце концов, ряд европейских ультраправых групп, называющих себя сторонниками Третьего пути, именно к этой идеологической системе относят действующую белорусскую эксплуататорскую систему. Также как путинскую, или уже вышеупомянутую кастровскую. Впрочем, по масштабам репрессий и уровню экплуатации трудящихся некоторые упомянутые Тескатлипокой вожди — третьепутисты и их окружение ушли так далеко, что Путину и Лукашенко еще есть к чему стремится.

Так что же такое этот Третий путь? В первую очередь, это эксплуататорская система, когда власть и собственность сосредоточены в руках узкой привилегированной группы. Уже этот факт исключает возможность какой-либо конструктивной дискуссии с сторонниками этого «учения». Как показывают привиденные выше примеры, после того, как политические группы, которые современные третьепутисты считают какими то историческим примерами для подражания, под лозунгами борьбы с иностранным капиталом, иногда на волне революционного движения угнетенных, дорывались до власти, жизнь трудящихся как минимум не становилось легче или свободнее. Современное российское социально-революционное движение к счастью придерживается мнения, что любая эксплуататорская система, то есть политическая и экономическая власть привилегированного меньшинства, даже если она называется «демократической», «антифашисткой», «толерантной» остается абсолютно вражеской, достойной только одного — полного уничтожения. Не перестает быть вражеской и достойной полного уничтожения экплуататорская система, если кто-то, после  идеологический изысканий, называет ее «Третий путь».

Петр Васильевич

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: