Язык

Россия, которую мы любим и защищаем (о Второй Мировой войне)

Статья известного итальянского левого коммуниста Онорато Дамена о предательстве Русской Революции, о том что из себя представляет пробуржуазная Россия Сталина и какова ее роль в империалистической войне 1939-1945 гг.


“Prometeo”, n.2 декабрь 1943

Не случайно, именно мы, коммунисты, безусловные поборники и защитники Русской Революции, ее идей и ее первых достижений, должны сейчас защищаться от обвинений в том, что мы выступаем против этого великого исторического опыта; обвинения, выдвигаемого против нас теми, кто был ее самыми открытыми и свирепыми противниками в то время, когда буржуазная, либеральная и социал-демократическая коалиция пыталась задушить ее оружием самого продажного вооруженного бандитизма или голодом и изолировать ее от капиталистического мира колючей проволокой заговоров и клеветы. Этот радикальный переворот в настроениях, в политической оценке и симпатиях по отношению к России, гораздо менее произволен, чем можно себе вообразить, и он является, в
свете марксизма, легко объяснимым. Сегодня гамма этих симпатий и солидарности простирается от духовенства до капитанов промышленности, от социалистов до магнатов высших финансовых сфер. Нас нет в их числе; и рабочие, которые смотрели и продолжают смотреть на Россию как на первый большой опыт своего класса, должны, в конце концов, понять, по каким причинам мы,
коммунисты, без колебаний объявляем себя противниками России Сталина в то же самое время, когда провозглашаем себя верными бойцами России Ленина. Для нас не были малозначительной мелочью наше полное присоединение к идеям
Октябрьской Революции и эта наша абсолютная преданность делу Русской Революции, первому эпизоду международной Революции.
Очень многие из нас, в своем более чем двадцатилетнем служении, отдали этому делу все: интересы, семейные привязанности и свободу, многократно сталкиваясь с тюрьмами, ссылками и концентрационными лагерями. Что же, именно нам выпала неблагодарная, но необходимая и неотложная задача не обходить молчанием правду о России: мы научились в марксистской школе
открытой и тяжелой борьбе против мифов, против всякого рода «табу» ради самой конкретной классовой истины.
И еще до любого нашего определения, мы хотели бы, чтобы рабочие, которые обладают живым критическим чутьем и незапятнанным классовым инстинктом, учитывали реальные причины, которые находятся в основе столь глубокой и внезапной солидарности многочисленного реакционного мещанства по отношению к сегодняшней России, и пытались бы определить ее
истинную природу. Мы, со своей стороны, хотим прояснить здесь некоторые аспекты этой парадоксальной проблемы и прийти, мы в этом уверены, к тем же самым выводам.

I) Безумная и шумная любовь буржуа по отношению к сталинской России прямо пропорциональна их интересам, которые конкретизируются в спасении и укреплении экономической и политической власти капиталистической системы и которые объясняют, без каких-либо возможных двусмысленностей, природу нынешней психологической и политической ориентации буржуазии. Из этого следует, что когда мы любим, буржуазия, естественно, ненавидит в силу классовой противоположности; когда, напротив, мы находимся на фронте борьбы с нашим критическими замечаниями и нашим партийным действием, они, буржуа, могут лишь любить.

II) Реабилитация второй империалистической войны, ставшей, по милости сталинизма «народной войной» за демократию, и официальное признание католической церкви, солиднейшая поддержка войны для великого славянского Отечества, глубоко взволновала душу целомудренных буржуа, всегда полную любви к отчизне. Легитимировать войну означало привязать к ней массы рабочих, дать волю самым одиозным и зверским силам шовинизма, сделать уверенной победу и вместе с ней спасение капитала.

III) «Большевизация» российской партии и Интернационала, т.е. ликвидация руководящих кадров, выдвинутых пролетариатом, и их замена бестолковыми прислужниками оппортунизма; неравенство заработной платы, которое должно было восстановить социальные различия; роль, взятая на себя государственной и партийной бюрократией, классом технических специалистов, вышедших из мучений форсированной индустриализации, и церкви в качестве главных и руководящих сил государства вместо диктатуры пролетариата; пятилетние планы по интенсивной эксплуатации рабочих, вновь ставших подчиненным классом: таковы внешние аспекты утверждения интересов, не совпадающих больше с интересами пролетариата. Это было приведение в исполнение, в силу неизбежности войны, беспрецедентного по грандиозности намерений и реализации экономического и политического плана, ставшего возможным благодаря особой советской социальной организации, наиболее адаптированной для интерпретации и выражения, в своей идеологии в своей структуре государственного капитализма, высшей стадии империализма. В этот момент могильщики Революции считают уместным демонстрировать международной буржуазии свою лояльность и конкретность нового направления российской политики, жертвуя на алтарь демократического согласия людей старой гвардии, неподкупных творцов Октябрьской Революции. Такова Россия, дорогая сердцу Рузвельта, Черчилля и всего международного радикализма, но это не наша Россия.

IV) Россия, которую мы любим и защищаем с точки зрения революционных завоеваний – это Россия пролетариата и бедного крестьянства, которые, под руководством Ленина и партии Революции, отважились разбить каркас феодального политического устройства и капитализма и навязать свою классовую диктатуру, опыт перехода власти к пролетариату в государстве, конечный пункт которого должен был отмечен уничтожением самого государства и самого класса. Россия, которую мы любим и защищаем, это Россия, которая дала своему и международному пролетариату осознание своей силы, историческое осознание своей революционной роли, органическую демонстрацию нового мира труда, который в «Советах» получил свою созидательную точку опоры.Россия, которую мы любим и защищаем, это Россия, которая уже много лет вынуждена конспирировать в тени «большевистской» партии, которая замкнулась в подпольных формированиях революционной молодежи, и в тех, кто в тюрьмах, в условиях депортаций бескрайней России сохраняют в неприкосновенности веру в принципы Октября и ждут часа, чтобы иметь возможность объединить возобновление своей революционной борьбы с борьбой международного пролетариата.

Такова Россия нашего анти-буржуазного сражения, Россия нашей неизменной революционной страсти.

Онорато Дамен

Не найдено похожих записей.

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: