Язык

Реакционные идеи под «бунтарским» соусом

Заметка, критикующая статью «Россия — территория этноклассовой войны«, в которой утверждается, что на Руси, в Российской империи, в России угнетенным классом всегда было и остается только славянское население, на основе чего делается вывод об «этноклассе». В данной заметке будут раскрыты ошибки такого подхода.

Немного подумав, мы все же смогли найти один пример «этнокласса» — африканские рабы в Америке. Но и те существовали параллельно с белыми угнетенными (хоть и далеко не на равных условиях), а потому говорить как о них, как о классе тоже неправильно.

кельтский крест, реакция, революция, бунт


Не так давно на одной из представляющих социально-революционную точку зрения подписок Вконтакте была опубликована заметка «Россия — территория этноклассовой войны». В общих чертах суть данного опуса заключается в том, что в Российской империи, Советском Союзе, нынешней РФ исключительно русское или славянское население являлось и является угнетенной группой, подвергающейся эксплуатации со стороны «многонационального класса эксплуататоров-паразитов». Ни к чему, кроме скатывания в контрреволюционное болото такая позиция не ведет, особенно сейчас, когда российская власть, развернув масштабную пропагандистскую ксенофобскую кампанию, приступила к строительству концлагерей для, так называемых, «нелегальных иммигрантов». В то время, когда пришло время не словом, а делом подтвердить, что интернациональная солидарность для нас не пустой звук, в левацком лагере открыто высказывается мещанская контрреволюционная точка зрения, выгодная исключительно «эксплуататорам-паразитам».

В первом же абзаце вышеупомянутого антинаучно-фантастического сочинения мы узнаем о существовании угнетенной группы — «простой русский народ». Вот только в своем историческом обзоре автор забывает упомянуть, что классовое общество на территории нынешней России возникло более чем за тысячу лет до появления русского народа. И классовая борьба, соответственно, тоже. Изначально угнетенный класс был не менее многоэтническим, чем класс угнетателей. Достаточно вспомнить, что подвергающаяся наиболее жесткой эксплуатации социальная группа в Древнерусском государстве — холопы (фактически рабы) пополнялась в значительной степени пленными, взятыми в войнах, которые велись как между славянскими племенами и племенными союзами, так и с соседями — неславянами.

Столь часто вспоминаемый автором русский народ сложился лишь в XVI веке, его возникновению предшествовал геноцид ряда этнических групп (так, например, в конце XV-XVI веках был уничтожен новгородский этнос). Автор упоминает крепостное право, якобы только славяне были были крепостными (крепостное право было распространено в том числе в Поволжье, на территории современного Татарстана, части территории Башкирии, то есть крепостными были не только славяне), однако забывает указать, что во время восстаний Степана Разина и Емельяна Пугачева против царских войск плечом к плечу сражались русские, украинцы, татары, башкиры, марийцы, чуваши, представители множества других этнических групп. В отдельные периоды восстания Пугачева этнические башкиры составляли более половины войска повстанцев. Делить угнетенных по этническому признаку (то, чем занимается автор-реакционер) было исключительно прерогативой царской пропаганды. Так, будучи не в силах подавить Башкирское восстание 1755-1756 годов, петербургская администрация призывала татар, русских, казаков убивать повстанцев и забирать их имущество себе. Женщин и детей, согласно манифесту императрицы Елизаветы, разрешалось продавать в рабство.

«Менялись эпохи и режимы, аграрная страна превращалась в индустриальную, менялись религии, идеологии и риторика демагогов, но одно оставалось неизменным-паразитизм и эксплуатация. И конечно же, народный отпор» — пишет автор контрреволюционной заметки. Вот только народный отпор не был сопротивлением некоего «славянского этнокласса». На баррикадах Революции 1905-1907 годов, в отрядах Нестора Махно вместе сражались представители разных этнических групп. Думаю, тому, кто повел бы речь о некоем исключительном «этноклассе» на собрании какого-нибудь Совета в Революцию 1917 года, немедленно заткнули бы рот, если бы не пустили пулю в лоб. На царской каторге, в сталинском ГУЛАГе оказывались тоже отнюдь не только представители избранного «этнокласса«. Сталинский режим вел геноцид украинцев, чеченцев, крымских татар, уничтожил несколько миллионов русских. Не было никакого исключительного этнокласса, был интернационал угнетенных, его общие победы и, увы, поражения.

После размышлений о крепостном праве автор реакционной заметки задается вопросом, кто был для русского помещика ближе, русский крепостной, или же «нерусский» дворянин. Невозможно не поставить вопрос по-другому: а кто же был ближе русскому крестьянину, или позже, пролетарию, «свой» эксплуататор, или же такой же угнетенный, принадлежащий к другой этнической группе? Ответ на этот вопрос дали как раз те самые «разбойники, еретики, бунтари и революционеры», выступавшие вместе, невзирая на этническое происхождение, против угнетателей.

«Мультикультурным и многонациональным» называется в заметке привилегированный класс. Нельзя не согласиться. Однако и интернационал угнетенных, как было показано выше, был не менее многонациональным. Ненависть же по принципу этнической принадлежности, деление эксплуатируемых на «местных» и «неместных» всегда были и есть оружием угнетателей, к которому они при необходимости легко прибегают (примеров сотни, достаточно вспомнить еврейские погромы в Революцию 19051907 годов или обратить внимание, что в современной России строятся концентрационные лагеря). О какой такой «мультикультурности» говорит автор? Ведь не существует никакой «национальной культуры», есть культура классов, обладающих властью и собственностью, и культура простого народа. Привилегированные классы может быть и «мультикультурные«, вот только культурные различия в великие революционные эпохи никогда не были преградой для единства угнетенных, не должны они быть преградой и сейчас.

Словом, в своем историческом анализе автор-реакционер допускает ряд грубейших ошибок, или, что более вероятно, сознательно искажает факты. С анализом современности дело обстоит еще хуже. Так, в заметке приводятся ряд случаев чудовищного произвола со стороны представителей российской бюрократии. Странно лишь то, что они привлекли внимание автора потому, что экслуататоры, творившие произвол, по совместительству являются «нерусскими«. Никто не собирается оправдывать этих мразей, однако используемый автором, мягко говоря, избирательный подход, наталкивает на мысль, что окажись взбесившимся с жира чиновником русский, а пострадавшим — представитель иной этнической группы, и мы не прочитали бы об этом в данном тексте. Ведь в заметке под названием «Россия — территория этноклассовой войны» автор-реакционер не пишет, например, о том, что на стройках «Донстроя» рабочих, как выходцев из Средней Азии, так и других стран СНГ или же просто из российской провинции, начальство заставляет вкалывать по 14 часов в день, а недовольных лишают зарплаты, избивают, а иногда и убивают. Причем творить произвол против людей, не являющихся гражданами РФ, а тем более находящимися на ее территории «нелегально», намного легче. «Этноклассовая война» идет ведь против русских, остальные не в счет.

Печально, что в наше время, когда капиталистическая эксплуатация вынуждает миллионы людей покидать родной дом в поисках лучшей доли, когда сама капиталистическая система существует во многом на разделении людей на «граждан» и «неграждан» (существует значительная разница как в материальном, так и правовом положении) и при этом натравливает пролетариев друг на друга, в левацком лагере существует платформа для высказывания мыслей, подобных изложенным в данной реакционной заметке. Солидарность в повседневной борьбе, совместное сопротивление полицейскому и нацистскому насилию, требования полностью уравнять в правах всех работающих на конкретной территории, требования отмены виз, регистраций и прочей мусорской бюрократии, помощь, так называемым, «нелегальным иммигрантам», должны стать (уже становятся, и это замечательно) частью деятельности социальных революционеров. Сегодня, когда строятся концлагеря, эти вопросы являются наиболее актуальной повесткой дня. И никакой платформы для ксенофобской шовинистической пропаганды.

Однако откуда же берутся контрреволюционные теории, пытающиеся проникнуть в революционное движение? Впервые данный опус появился на ресурсах ультраправой организации, которая не постеснялась назвать себя «Народная Воля». Ее деятельность и идеология освещалась социально-революционными активистами в нескольких публикациях (https://vk.com/wall-53143926_215, https://vk.com/wall-53143926_193, https://vk.com/wall-53143926_205, https://vk.com/wall-53143926_114). Но чтобы понять, что под маской «народовольцев» скрываются настоящие реакционеры, пособники капитала, достаточно перечитать все тот же бред под названием «Россия — территория этноклассовой войны». Прикрываясь красивыми фразами о «бунте», «повстанцах», ультраправые пытаются вбить клин между угнетенными различных этнических групп. А победить мы можем только вместе, совместными действиями. Потому что Россия, как и любая другая страна в мире — территория классовой войны. Единственный верный ответ на все вопросы сегодняшнего дня — революционная классовая позиция. Нет ничего отвратительнее социал-демократа с красным флагом. Или откровенного реакционера, сыплющего фразами о «бунте».

Петр Васильевич

Поделись с друзьями!

Комментарии:

  1. Тягур:

    С основной позицией, с главными тезисами заметки — согласен.
    По поводу крепостного права можно было бы ещё добавить, что оно и в Прибалтике было, просто его там раньше отменили.
    Но, если честно, режут глаз некоторые детали.
    Вот, например: «Столь часто вспоминаемый автором русский народ сложился лишь в XVI веке, его возникновению предшествовал геноцид ряда этнических групп (так, например, в конце XV-XVI веках был уничтожен новгородский этнос)».
    Геноцид — это всё-таки истребление народа. Целенаправленное убийство его представителей.
    И слова об уничтожении новгородцев тут звучат странно? Конечно, кто-то из новгородцев пострадал, кто-то в ходе подчинения Москве, а потом при Иване Грозном был убит. Но уничтожение этноса? Скорее уж, если можно говорить о существовании новгородского этноса (в чём я не уверен — скорее уж субэтнос), то надо говорить, что потом он влился в общерусский этнос. Но о геноциде тут говорить — явная глупость. Ну не уничтожал никто людей только из-за того, что они на новгородском диалекте говорили.
    Режет глаза и фраза «Сталинский режим вел геноцид украинцев, чеченцев, крымских татар, уничтожил несколько миллионов русских». Опять же, геноцид — истребление по национальному признаку. Кто-то убивал украинцев из-за того, что они украинцы? Там уж скорее о классовых категориях говорить надо, об антикрестьянской политике, приведшей к голоду 32-33 годов, о зачистке партии от старых большевиков. Но геноцид? Это «свободовцы» всё время о геноциде орут. О чеченцах и крымских татарах. Да, их выслали с родины. Но не ставилась же цель уничтожить их? А вот в случае геноцида армян турками в Первую Мировую, геноцида евреев нацистами точно можно сказать, что их именно истребляли, уничтожали.

    Но в остальном, если не считать этих двух предложений, которые мне не понравились и к которым я занудно написал свой длиннющий комментарий, всё правильно.

  2. Тягур:

    В общем, вы не обращайте особо внимание на мой занудный комментарий и продолжайте в том же духе — интернационализма и классовости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: