Язык

О классовой борьбе

Небольшая заметка от нашего читателя о классовой борьбе. Кроме того в ней рассматривается вопрос участия революционеров в реформистских образованиях и их перерождении. Автор заметки имеет практический опыт на этом поприще и высказывает свое мнение.

Мы также создали тему на форуме для обсуждения природы классов и классовой борьбы. Перейти. Позже мы также сделаем дискуссию о реформизме.

Классовая борьба

О классовой борьбе

«Никакой борьбы, кроме классовой!»

Анархисты и революционные социалисты говорят: «Никакой борьбы, кроме классовой!». Действительно, классовое разделение — на тех, кто трудится и тех, кто присваивает себе результаты чужого труда (а так же командует, по своей прихоти увольняет с работы и т.д.) — имеет для общества огромное изначение. Но говоря о классовой борьбе надо уточнить — о какой именно борьбе идет речь? Как она выглядит или как должна и может выглядеть?

Одно решение — Самоуправление!

Если борьба трудового коллектива организована на началах самоуправления, т.е. в ходе забастовок и других акций протеста, наемные работники организованы на основе общих собраний и их действия координируются этими собраниями, если у работников имеются выборные стачкомы, деятельность которых полностью подчинена и контролируется собраниями, то тогда можно говорить о самоуправлении. В ходе правильно устроенной борьбы обретаются навыки самоуправления, которые могут быть полезны в будущем, полезны для борьбы за новое общество. Социалистическое общество  — это ведь и есть союз самоуправляемых коллективов трудящихся. Самоуправляемое движение трудового протеста в какой-то мере меняет каждую человеческую личность, прививая ей привычку к коллективному принятию решений. Но если борьба организована профсоюзными чиновниками (органайзерами), указания которых исполняют все остальные (пусть даже органайзеры были несколько лет назад избраны какой-то частью рабочих), то от такой борьбы для дела анархии и революционного социализма нет пользы. Даже если рабочие добьются небольшого роста зарплаты, они не приобретут никаких полезных навыков — их борьба останется в пределах старого общества.

Государство — главный враг!

Сторонники анархизма и революционного социализма исходят из того, что государство — огромная бюрократическая машина чиновников, принуждающая людей к повиновению, тесно связанная с крупнейшими собственниками. Государство охраняет интересы крупных компаний против ограбленных и угнетенных низов. Считается, что для формирования социалистического (анархистского) общества, государственная машина должна быть отброшена и заменена независимым действием трудящихся. Если в ходе стачки трудящиеся бастуют, не взирая на указания чиновников, то такая борьба способна привести к формированию у них привычки действовать самим, отвергая навязанные государством правила. А если трудящиеся — как это происходит в профсоюзах — достаточно строго соблюдают законы о стачках (например, заранее информируя начальство о своем решении бастовать), или подают жалобы в суды, то они продолжают надеяться на государство. Из подобной борьбы никакое реальное отвержение государства появиться не может (к тому же в судах государство почти всегда становится на сторону собственника).

Нет диктату меньшинства!

Профсоюзы не являются по своей структуре революционными самоуправляющимися организациям. Они преставляют собой маленькие подобия государства. Профсоюзы управляются начальниками (иногда избранными на длительный срок, иногда фактически самоназначенными, но почти во всех случаях не контролируемыми собраниями трудовых коллективов просто из-за отсутствия регулярных собраний). Начальники распределяют деньги, что-то организуют, иногда ходят в суды, отстаивая там права работников. За это трудящиеся платят им деньги — профсоюзные взносы. Значительная часть денег может поступать от различных политических группировок, использующих профсоюз в своих целях. Взносы чаще всего собираются через кассу самого предприятия, так что начальство знает всех до единого членов профсоюза и может заранее оказать на них давление или уволить. Такая структура иногда может быть полезна работникам, а иногда опасна и вредна для них, но она не может быть использована для борьбы за новый мир. Поэтому, со всеми анархистами и социалистами, которые входят в профсоюзы, обычно случается одно и то же. Они превращаются в профсоюзных чиновников, начинают сами отдавать указания и распределять деньги и власть внутри профсоюза. Другие превращаются в пехоту у профчиновников на разного рода пикетах. Через некоторое время, люди понимают, что ни к анархии, ни к  социализму, все это не имеет никакого отношения. Тогда они либо становятся циниками, либо уходят из профсоюзов.

Борьба работников на местах иногда организована не профчиновниками, а неформальными группировками активистов, состоящими как из членов профсоюзов, так и из независимых работников. Эти стачки обычно самые яркие и радикальные. Если в ходе таких стачек созываются общие собрания, борьба приобретает отчетливые революционные оттенки, даже если она направлена на строго экономические цели. Задачей анархистов и революционных социалистов является поиск наиболее активных рядовых участников профсоюзов или просто активных рабочих — потенциальных или реальных участников таких группировок, с последующим формированием активистских группировок, с распространением анархистской агитации среди них, с возможным формированием на их основе самоуправляемых организаций. С профсоюзными начальниками можно контактировать с целью поиска информации и для выхода на низовых активистов, но чего делать нельзя — так это вступать в профсоюзы или ассоциировать себя с ними. Профначальникам нельзя подчиняться, от их денег и решений не стоит зависеть

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: