Язык

Критика либерального антифашизма

Заметка нашего участника (который, кстати, никогда не идентифицировал себя как «антифашист») про недавнюю акцию ЛГБТ-активистов, сумасшедших персонажей, сошедших с правых карикатур и о либеральном антифашизме в целом.

antifa, антифа, либералы, толерантность

Неорганизованность антифашистского движения сыграла с ним злую шутку: когда оно вышло из подпольной борьбы на политическую сцену, каждый левый маргинал стал считать своим долгом самоопределиться как «антифашист». Пример тому – недавняя акция левых и ЛГБТ активистов в штабе Навального. Один из участников той акции с псевдонимом Серое Фиолетовое придерживается и распространяет концепцию антифашизма, близкого к угнетённым слоям общества. По его мнению, антифа должны охранять гей-клубы, места жительства трудовых мигрантов и прочие места пребывания людей, подверженных дискриминации.

Анархисты и антиавторитарные социалисты принимают активное участие в антифашистском движении, поэтому для них крайне важен пересмотр целей и методов своего антифашизма. Наша борьба отличается от антифашизма либералов и леваков, занимающимися медиа-борьбой с национализмом. Мы стоим на классовых позициях, и с этих позиций мы будем критиковать недальновидные концепции.

Либералы и близкие к либералам леваки считают, что деятельность антифашистов должна быть направлена на помощь людям, подверженным дискриминации. Они представляют антифашизм как борьбу меньшинства против большинства, не признающего равные права меньшинств. Их цель — искоренение предрассудков в обществе и равные права.

толераст, квир, серое фиолетовое, лгбт

Само «Серое Фиолетовое»

Но социальные революционеры не могут принять конечной целью всего лишь избавление от «предрассудков». Наша цель – освобождение народа и установление реального социального равенства, то есть безгосударственный социализм. Идея либерального реформистского антифашизма плоха по трём причинам:

1) Он направлен не на разрешение социальных проблем, порождающих неравенство, а на сглаживание конфликтов, возникающих из-за неравенства, и поддерживающих его. Наиболее отчетливо это видно на примере с мигрантами. Вместо того, чтобы покончить с причиной массовой трудовой миграции, которая влечёт за собой нещадную эксплуатацию иммигрантов и множество межнациональных конфликтов, вместо того, чтобы бороться с капиталом, влекущим в более богатые страны миллионы мигрантов, либералы предлагают просто защищать приезжих от националистов. В результате капиталисты продолжат обогащаться за счёт бесправных приезжих, а насильственное столкновение разных культур продолжит провоцировать тысячи конфликтов. Основная проблема, породившая все остальные, останется нетронутой.

2) То, что некоторый человек относится к социальной группе, подверженной дискриминации, ещё не значит, что по своим личным качествам и положению в обществе он может быть нашим союзником. Например, многие приезжие кавказцы, явно нелюбимые в обществе, относятся к социальным верхам, имеют связи как среди властей Сев. Кавказа, так и среди московской знати. А их семьи занимаются бизнесом и эксплуатируют трудящихся. Защищать таких людей от «нетолерантного» отношения местных жителей, да и вообще от чего-либо, неприемлемо. Для анархистов социальное положение человека всегда было важнее его национальности, сексуальной ориентации и прочих факторов, присваиваемых с рождения. Дискриминация по отношению к какой-то коллективной категории не может быть поводом для положительного отношения ко всем, кто в неё входит. При поддержке кого-либо, мы должны рассматривать каждый случай отдельно.

3) Последний пункт вытекает из первого: борьба за равенство в действующем строе бессмысленна, она принесёт лишь иллюзию равных прав, а в реальности экономическое и социальное положение угнетённых групп не улучшится. По-настоящему изменить состояние общества может только социальная борьба, целью которой является радикальное изменение всего общественного и экономического строя. Вестись она должна не только наиболее притеснённым меньшинством, но и всеми людьми, недовольными социальной несправедливостью. И уже при уничтожении таких факторов, как эксплуатация, государственная пропаганда и жёсткая иерархия, мы сможем разрешить остальные социальные конфликты.

Наша борьба – это борьба угнетённых с угнетателями, а не меньшинства с большинством. Наша цель – преодоление социального неравенства, а не улучшение положения некоторых социальных групп. Поэтому мы не выставляем антифашистскую борьбу самостоятельной целью, для нас она останется лишь самообороной при необходимости.

Патрик

Читать также:

Антифашизм – наихудший продукт фашизма

Покончить с фашизмом и антифашизмом: борьба классов

Не найдено похожих записей.

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: