Язык

«Левый» гвоздь в гроб Европы

Заметка Ильи Полонского с портала «Новый смысл». Статья публикуется на дискуссионной основе (статья, как минимум интересна, хоть мы и не согласны с тезисом о ценности реакционных во многих смыслах «традиций», которые предлагается уважать). В статье нет критики государства и капитализма. Это не критика миграции. Это констатация фактов: европейское население мало производит и много потребляет, колоссальная часть производства вынесена в страны Азии, Африки, Южной Америки, общество становится все более атомизированным, а каждый индивид — физически-слабым, стремящимся лишь сделать карьеру и жить в наслаждении и вечном удовольствии, не отвлекаясь на бытовые мелочи. Новая цивилизация на руинах древнего Рима снова входит в уже пройденный раньше этап. Те же рабы, то же безудержное веселье и беспечность. Форма — изменилась, суть — не очень. В Риме господа заставляли рабов делать все за себя, сами же уделяя большую часть времени развлечениям. Как мы знаем Рим был повержен рабами и варварами, которые возвели на его обломках свои общества со своей культурой. На смену паразитам с их моральным разложением пришли более сильные, более сплоченные. Что ждет Европу теперь? Современное либеральное общество — обречено. Новое Средневековье дышит ему в лицо. Это чувствуют многие и потому мы видим рост ксенофобии, как последствие страха. Даже среди правых (казалось бы ксенофобов и традиционалистов) становится модно принимать ислам. То, чего лишены большинство «местных» — коллективизм, самоотверженность, взаимопомощь, биологическое желание размножаться, быть сильным, способность выживать — сполна наделены «новые варвары«.  Но ненависть к ним никак не сможет остановиться процесс распада. Только коренное изменение принципов, на которых строится общество, оздоровление его составляющих, способно предотвратить это. Мы называем это оздоровление — социальная революция. Коренное изменение общества может произойти не вследствие борьбы либеральной и исламистской культур и их представителей, а вследствие объединения низов общества в общей борьбе за социальную справедливость. И мы хотим стать не гвоздем в гробовой крышке, к чему упорно двигаются многие европейские левые (подменившие ценности левых «старых»), а рассветом новой справедливой цивилизации, устроенной на иных принципах, но по крайней мере не ведущим к откату общественного развития.

исламизация, Европа, левые

«Левый» гвоздь в гроб Европы

Нет такого дня, чтобы выходя из своего дома в спальном районе старого-доброго «Ростов-папы», я не встретил на остановке или в супермаркете хотя бы одно среднеазиатское лицо. Если иммиграция давно стала реальностью и для донской земли, что уж говорить о Москве, получившем в народе прозвище «Москвабад», или о городах Западной Европы, постепенно заселяемых афро-арабскими, турецко-курдскими, индо-пакистанскими иммигрантами. Прав был Андре Горц, когда писал, что современную европейскую экономику невозможно представить без приезжих.

Можно долго рассуждать о том, что плохого и хорошего несёт за собой миграция, но очевидно, что и в Европе, и в России мультикультуралистская политика потерпела полнейшее фиаско. Чем больше становится мигрантов, тем меньше они хотят интегрироваться в принимающее общество. Современный мигрант – не столько одинокий пролетарий, прибывший в незнакомую страну в поисках тяжёлой, но очень хорошо, по меркам его родины, оплачиваемой работы, а представитель этнического анклава. Его родина – на новом месте жительства. И что самое главное – эта родина живёт по привычным правилам: диаспоры афро-азиатских иммигрантов Европы больше озабочены вопросами сохранения своей этнической идентичности, нежели проблемами повышения заработной платы гастарбайтерам или улучшением системы социальной защиты населения. Если вчера мигранты протестовали против полицейского насилия, требовали уравнения в заработной плате с коренными жителями, то сегодня их заботит активная демонстрация своей этноконфессиональной принадлежности.

Между тем, чуждые в этническом и культурном отношении иммигранты не перестают вызывать симпатии и умиление у европейской и российской левой публики. Попытки навязать гастарбайтерам соучастие в революционной миссии восходят к идее Герберта Маркузе о социальных аутсайдерах, которые принесут западному миру долгожданную социальную революцию. Старый философ не додумался до очевидной истины: если и могут малограмотные люмпенизированные люди, коими является значительная часть мигрантов, стать революционной силой, то их революция будет скорее консервативной, нежели социалистической.

Безусловно, мигранты вызывают симпатию. Но отнюдь не потому, что они «бедные-несчастные» обездоленные трудящиеся. Заслуживает одобрения может быть их экономическая активность в чужом обществе, взаимовыручка, но самое главное – крепость традиций, которые они хотят и стремятся сохранять. Европейский левак, пытающийся стать другом и братом каждому иммигранту, не понимает, насколько культурно и ментально чужды парни из арабского Парижа и турецкого Берлина современной Европе. Азиатский или африканский мигрант остаётся человеком Традиции, даже если он принимает левую политическую идеологию и не идентифицирует себя с религиозными фанатиками или узколобыми националистами – сторонниками сегрегации. Ценности, которые уже полвека разрушают на Западе метастазы бурных шестидесятых, то есть – семья, дети, любовь к своему народу и своей родине, он разделяет и будет разделять, в отличие от тех самых леваков, которые с упоением заколачивают гвозди в гроб европейской цивилизации, восторженно встречая легализацию гомосексуальных браков или поддерживая требования арабских и турецких иммигрантов построить мечеть в швейцарской столице.

Если Европа всё же отдаст концы, освободив жизненное пространство для более активных и агрессивных людей Востока, то большинству европейских леваков можно будет повесить по медали «Почётного могильщика». Весь комплекс лозунгов, действий и жизненных стилей западных леваков служит наглядной иллюстрацией к руководству «Как уничтожить Европу». Если отложить в сторону тенденциозные газеты и журналы большей части европейских левых партий и обратиться к анализу их деятельности, то сразу станет ясно – ни противостоянием капитализму, ни борьбе за демократизацию политического управления они заниматься не собираются. Реальные дела леваков – поддержка ЛГБТ-сообщества в борьбе за легализацию гомосексуальных браков, выступления в защиту придуманных «прав животных» на фоне одобрения абортов (животное убивать нельзя – человеческий зародыш само собой можно), активная поддержка иммигрантов и либерализации миграционного законодательства.

Та Европа, которую мы видим сегодня, — суть порождение тотальной встряски шестидесятых. Волосатым хиппарям и безбашенным парижским студентам всё же удалось перевернуть сознание европейцев и потомки носителей пуританской морали на заре XXI века пляшут в петушиных масках экстаза гей-парадов. Комплекс вины за колонизацию Африки и Азии, за гитлеризм, за более сытую и благополучную жизнь, нежели у африканской и азиатской братии, за притеснения гомосексуалистов и даже за загрязнение окружающей среды своим присутствием, довлеет над Европой, побуждает европейские правительства принимать всё новые и новые законопроекты, напоминающие медицинские диагнозы пациентов хосписа.

Выстрелы Андреаса Брейвика, прозвучавшие 22 июля 2011 года в лагере молодёжной левой тусовки Норвегии, — это агония классического европейца, наследника конкистадоров и тевтонских рыцарей, потерявшего веру в возможность донесения своих идей до общества цивилизованным путем. То, что совершил Брейвик – чудовищно, но закономерно. И в этом преступлении, как не парадоксально, есть определённая доля вины тех самых леваков, чьи единомышленники были уничтожены на острове Утёйа.

Политика европейских левых, апологизирующая мультикультурализм и одобряющая постепенное заселение Европы азиатами и африканцами, привела к тому, что среди базовой части европейского населения, ещё сохраняющей приверженность остаткам традиционных ценностей, левая идея как таковая была окончательно дискредитирована. По сути, аналогичным само-опозориванием занимается и довольно большая часть российских «евро-левых», умудряющаяся в стране с колоссальным влиянием тюремной субкультуры, причём именно на пролетарскую массу, открыто поддерживать тех же геев, которые, по сути, и не нуждаются в защите со стороны пламенных марксистов или анархистов – их материальное положение, социальный статус, образ жизни свидетельствуют о том, что свои права они и так давно защитили.

Беда европейской левой в том, что она так и не сумела совместить два важнейших компонента, способных менять мир в лучшую сторону – Традицию и Инновацию. Социальная революция – инновационное построение, направленное на позитивные изменения в обществе. Но без учёта Традиции как опыта, накапливавшегося за столетия и тысячелетия существования этносов и конфессий, она превращается в варварское разрушение основ, за которым неизбежно следует установление режима новых господ, только режима ещё в большей степени деградировавшего и в моральном, и в идеологическом отношении.

Сейчас европейские левые, пытаясь сделать Европу лучше, добиться равенства всех социальных групп, хотя бы в правах, и построить этакий рай на земле, где волк гуляет с овцой, фактически уничтожают не только Европу, но и самих себя. Сомалийский или афганский иммигрант воспринимает толерантность европейцев как слабость, подталкивающую его к социальному паразитизму и даже к совершению преступлений. Самое главное – он искренне не понимает, что совершает преступление: как доказать человеку, выросшему в определённой Традиции, что слоняющаяся по ночным заведениям пьяная полуголая девица не является проституткой, что гомосексуалист в красных трусах и маске петуха на гей-параде – не порождение шайтана, а такой же человек, как и он сам — иммигрант? Запуская миллионные массы людей другой культуры, с вполне понятными и достойными уважения представлениями о семье, о роли полов, о плохих и хороших поступках, нравственности и безнравственности, европейские правительства ставят под первостепенный удар как раз те меньшинства, о чьём благополучии и правах они заботятся. Иммигрантке из Марокко или Сенегала не нужно право на аборты, ожесточённо защищаемое феминистками и феминизированными леваками – она хочет и будет рожать детей. Тех, которые через десятилетия будут гулять по могилам вымерших завсегдатаев гей-клубов, «отказавшихся от детей во имя карьеры» бизнес-леди, обрюзгших пивных холостяков…

Смерть европейских народов выгодна не столько претендующим на их жизненное пространство людям Востока, сколько мировому капиталу. Современный европеец обленился, он нашпигован знаниями о своих гражданских и трудовых правах, требует высокой зарплаты и не менее высокой пенсии. Конечно, бесправный африканский или азиатский «гастер» выигрывает на рынке труда. И капиталисту, в конечном итоге, совершенно всё равно, куда будет пролетарий ходить – в костёл, кирху или в мечеть. Власти выгодна и дискредитация левой идеи. Посмотрите, что делают современные левые. Засовывают во влагалище мороженую курицу? Хулиганят в церкви? Одна выходка, подобная этим, – и сотни, тысячи людей, потенциальных сторонников левых, отворачиваются от них, потому что видят не социальную программу, а эпатаж, издевательство над традиционными ценностями.

В политическом пространстве будущего нет места для левых и правых ортодоксов, погрязших в идеологических дебатах двухсотлетней давности. Никто и никогда не сможет оспорить разумность социальной справедливости, реального политического равенства людей – эти цели и ценности останутся, но без оздоровления общества, без чёткого ответа на банальный вопрос «что такое хорошо и что такое плохо?», оно будет обречено на постепенное вымирание.

Илья Полонский
6 мая 2013 года

Нашумевшее убийство в Лондоне. Мусульмане разделали тесаками на улице военного в футболке в поддержку ветеранов британской армии. На видео он говорит, что ему жаль, что это увидели женщины, но женщинам в их странах приходится видеть такое постоянно.

«Мы будем сражаться с ними, как они сражаются с нами. Око за око, зуб за зуб. Мне жаль, что женщинам приходится видеть это, но в нашей стране женщины видят то же самое. Ваш народ никогда не будет в безопасности. Отстраните ваше правительство. Они не заботятся о вас. Вы думаете, Дэвид Кэмерон выйдет на улицу защищать вас, когда мы начнем стрелять из оружия? Вы думаете, ваши политики захотят умирать? Нет, умирать придется таким, как вы. Поэтому избавьтесь от них. Заставьте их вывести свои войска, чтобы вы могли жить в мире».

Вот что говорит один из нападавших. Это вполне закономерно для лицемерной неолиберальной политики, разлагающей общество изнутри и ведущей военные действия в других странах ради своих экономических интересов.

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: