Язык

К критике теории игр

Красное небо над Вольным народом,
Люди с винтовками сеют пшеницу…

Одно из центральных мест в теории и практике (как экономической, так и социальной) экономических либералов занимает почти религиозная вера в то, что эгоистический частнособственнический интерес является самой эффективной моделью поведения человека в обществе. Эта вера основывается на простом убеждении в том, что удовлетворяя свой эгоистический интерес, каждый конкретный индивид помогает наиболее эффективно реализовать потребности и других членов общества. У классика политэкономии Адама Смита такой механизм называется «невидимой рукой рынка». Смысл этой самой «невидимой руки» заключается в том, что каждый конкретный производитель в своем стремлении к удовлетворению своих частнособственнических интересов вынужден производить и продавать товары, которые будут удовлетворять частнособственнические интересы других – и далее в масштабах всего общества. Эта простая и очевидная для большинства в условиях рыночной модели экономики мысль сквозняком проходит через экономические и философские концепции либералов на всем пути их «развития» (деградации?). Классики политэкономии (Смит, Риккардо), неоклассики (Австрийская экономическая школа), либертарианцы (начиная с Алисы Зиновьевны Розенбаум ака Айн Рэнд) и сторонники идеологии и экономической модели неолиберализма (Чикагские мальчики с Wall Street) – все они сходятся на этом простейшем постулате. В центре любой научной или философской концепции экономических либералов стоит именно индивид-эгоист, удовлетворяющий свой частнособственнический интерес.

В данной полемической, обзорной статье мы попробуем с помощью одного из современных инструментов, используемого в различных социологических и экономических исследованиях ведущими социологами и экономистами мира, развенчать миф об экономической эффективности частнособственнического интереса и его способности к наиболее эффективному удовлетворению потребностей, как каждого конкретного индивида, так и общества в целом.

Речь пойдет об одном из фундаментальных противоречий Теории Игр. Прежде чем, говорить о фундаментальном противоречии, вкратце обрисуем Теорию Игр для неискушенного в математическом моделировании читателя.

Основным предметом исследования Теории Игр является исследование конфликта интересов в рамках замкнутой экономической системы. Целью Теории Игр является выработка оптимальной стратегии и тактики поведения «игрока» с точки зрения максимизации его личной выгоды или, что по сути то же самое, минимизации проигрыша. Примером практической сферы применения Теории Игр может являться разработка стратегии развития капиталистической компании в условиях рыночной конкуренции и с целью максимизации прибыли этой самой компании и в перспективе достижения конкурентного преимущества по отношению к другим компаниям, действующим в рамках рынка. Здесь стоит отметить, что сама по себе Теория Игр создавалась именно для целей субъектов рыночной экономики (предпринимателей). Свое начало она ведет от Австрийской экономической школы. Математические аспекты и некоторые возможные практические приложения Теории Игр были изложены в рамках классической для современных неолибералов книги 1944 ого года: «Теория игр и экономическое поведение». Теория игр развивается как один из перспективных инструментов моделирования и анализа в экономике и социологии вот уже без малого 100 лет. Более того, данный инструмент анализа, без сомнения, будет полезен для будущей социалистической экономики, основанной на рационализированном производстве и потреблении, а не на дикой и необузданной стихии рынка, порождающей большинство бед современного человека. Такой вывод нам позволяет сделать тот факт, что Теория Игр уже обнажила целый ряд противоречий с капиталистической системой, которые нельзя разрешить в рамках рыночной экономики и лежащего в ее основе примата частнособственнического интереса. Об одном из таких противоречий Теории Игр под названием «Дилемма заключенного» пойдет речь далее.

Представим себе двух подследственных (в условиях современных российских реалий это будет сделать несложно), проходящих по одному и тому же делу и которых следователь вызывает на допрос. Условно обозначим их заключенный «А» (анархист?) и заключенный «С» (социалист?). Согласно классическому примеру из теории игр у следствия нет прямых доказательств вины каждого из заключенных, и у каждого из заключенных существует две стратегии поведения: хранить молчание или свидетельствовать против своего подельника. Так же стоит иметь в виду тот аспект, что сотрудничество со следствием в большинстве правовых систем Мира является смягчающим наказание фактором, а действие в составе «преступной группы» – наоборот отягчающим.

Если заключенный «А» свидетельствует против «С», в то время как «С» хранит молчание, то «А» отпускают (сотрудничество со следствием), а «С» получает максимально возможный срок за свое индивидуальное «преступление» и отказ от сотрудничества со следствием – пусть будет 5 лет. То же самое происходит и в обратной ситуации, где «С» дает показания против «А», а «А» хранит молчание. Если «А» и «С» свидетельствуют друг против друга, то сотрудничество со следствием (смягчающий фактор) компенсируется действием в составе организованной «преступной группы» (отягчающий фактор) и оба они в итоге получают средний срок, предусмотренный для данного вида преступления, – скажем 3 года. Если «А» и «С» хранят молчание в отношении друг друга, то в условиях отсутствия прямых доказательств оба получают минимальные сроки – скажем по 1му году. Схематично все вышесказанное можно выразить в следующей таблице:

«А» хранит молчание «А» дает показания против «С»
«С» хранит молчание 1 год заключения каждому «А» на свободе, 5 лет заключения для «С»
«С» дает показание против «А» «С» на свободе, 5 лет заключения для «А» 3 года заключения каждому

Если мы поставим себя на место одного из заключенных, то логика (в рамках частного, эгоистического интереса) будет следующая, если партнер молчит, то лучше его сдать, чтобы не сидеть 1год, если партнер говорит, то лучше его все равно сдать, чтобы сидеть 3 года, а не 5. В любом случае стратегия давать показания против своего «подельника» будет доминировать (в рамках частного, эгоистического интереса) и скорее всего обоим придется сидеть по 3 года. Таким образом, проявляется парадокс: стремясь принять оптимальное для себя решение (в рамках эгоистического интереса) заключенные будут действовать против своих собственных интересов, которые заключаются в том, чтобы молчать обоим и получить минимальный срок. Иными словами, основная аксиома экономических либералов об эффективности частнособственнического интереса в вопросе удовлетворения потребностей общества и индивида не работает в рамках замкнутой экономической системы.

Теория игр, ЧКФ, анархист, социалист, критика, либерализм

Мы не являемся сторонниками идей «свободного рынка», «свободной конкуренции» и прочего «говна истории», поэтому в своем анализе «Дилеммы заключенного» не ограничены узкими рамками частнособственнического интереса. И именно поэтому нам легко дается вывод, что «Дилемма заключенного» является дилеммой только для неолибералов, либертарианцев и прочих сторонников рыночных утопий. Любому рациональному человеку вполне очевиден тот простой факт, что, занимаясь рискованной деятельностью, можно предвидеть и моделировать основные риски этой деятельности и сообща, подвергнув их анализу и рационализации, заранее договориться о решении оптимальном или, как минимум, приемлемом для всех участников процесса. «Дилемма заключенного» является одним из ярчайших подтверждений того, что в рамках системы успех каждого является следствием успеха всех, а успех всех не мыслим без активного и рационализированного участия в нем каждого.

Некоторые пытливые умы могут задаться вполне закономерным вопросом, а какое же отношение вышеописанная модель имеет к реальной экономической практике? Попробуем соотнести ее с реальными предпринимателями и их действиями на рынке. Не секрет, что любой предприниматель, использующий наемный труд, имеет заинтересованность в повышении уровня образования общества по целому ряду причин, одна из них – необходимость нанимать высококвалифицированных работников для обслуживания современного развитого наукоемкого и высокотехнологичного производства. Для подготовки работников высокой квалификации необходима развитая система образования. Развитая система образования требует материальных и интеллектуальных инвестиций общества. Эти инвестиции из-за своих масштабов не по силам частным инвесторам. Этот факт делает необходимым создание такого института общества, который перераспределял бы часть капитала, сосредоточенного в обществе в пользу таких инвестиций. При капитализме таким институтом выступает национальное государство, которое при помощи механизма налогообложения изымает часть капитала предпринимателей и направляет их в качестве инвестиций, в том числе и на образование. Здесь и возникает конфликт. Дело в том, что частный предприниматель, идя на поводу у своего частнособственнического интереса, заинтересован в максимизации собственной прибыли и минимизации налоговых выплат в пользу государства. Тем самым, уходя от налогообложения и уменьшая перераспределяемые в пользу образования ресурсы, частные предприниматель в перспективе действует против себя, т.к. никакое высокоразвитое производство и инновации не мыслимы без развитой и общедоступной системы образования. По сути, механизм тот же самый – индивидуальный предприниматель в данном случае играет на себя, минимизирует налоги и максимизирует прибыль. В результате такой игры проигрывает как все общество в целом, так и сам предприниматель вместе со своим производством. Естественно описанная выше система тоже является упрощенной моделью, на практике все сложнее, но общая тенденция налицо и в рамках рыночной экономики и частнособственнического интереса у «Дилеммы заключенного» нет решения.

Мир сегодня – это та же самая замкнутая экономическая система (Капитал), только на порядки более сложная, однако это не значит, что оптимизировать ее нельзя при помощи все той же рационализации рисков, моделирования, всестороннего и глубокого анализа и выработки решений, приемлемых для всех субъектов этой системы вне зависимости от уровня их идентичности. Прогрессивным и честным людям всего Мира нужно просто (на самом деле это совсем не просто, но возможно) продумать основные механизмы такого взаимодействия.

Здесь стоит отметить, что на практике и в теории эгоистической концепции (экономической, философской, социальной) на протяжении всего исторического процесса (даже до того, как эгоизм был научно обоснован) всегда противостояла другая традиция, уходящая своими корнями глубоко в доклассовое общество. Опыт этой народной традиции должен быть подвергнут, на наш взгляд, детальному анализу и переосмыслению, а так же адаптации к современным практическим реалиям. В русском народе эта традиция заключалась и заключается в стремлении к соборности, общинности, взаимопомощи и взаимовыручке, на практике она зачастую выливалась в акты беспрецедентного самопожертвования и народного героизма. Эта традиция имела всегда выражение в народном фольклоре – легендах, былинах, сказаниях, пословицах и поговорках. Эта традиция показала свою истинную живучесть. Сколько ни навязывали русскому народу эгоистические ценности узурпаторы и паразиты различных мастей, традиция солидарности и взаимопомощи как птица Феникс всегда возрождалась в каждом новом поколении русских людей. Возрождаясь, она всегда вступала в непримиримый конфликт с эгоистическим частнособственническим интересом узурпаторов и не раз выводила русских людей из кризисной ситуации. Справедливости ради стоит отметить, что такая замечательная традиция существует в любом народе в большей или меньшей степени в зависимости от времени и места. И эта традиции есть то, что роднит и сближает любого простого человека из любой стороны Света с любым другим простым человеком на планете Земля, и русский человек здесь отнюдь не исключение, а правило.

Первейшей задачей современных прогрессивных людей должна являться рационализация кооперации и взаимопомощи в масштабах всего мира, а так же повсеместное распространение научного знания, полученного в процессе этой рационализации. Оптимизма добавляет то, что начинать с нуля нам не придется. Системный анализ, начатый Карлом Генрихом Марксом, был продолжен и расширен многими другими достойнейшими людьми, относящими себя к различным революционным традициями (социалистическим, коммунистическим, анархическим, народническим), а современные средства производства (о них мы еще напишем) делают кооперативную мировую экономику не просто красивой теорией, а самой что ни наесть реальностью. Текущая задача сторонников социальной революции, на наш взгляд, заключается в следующей последовательности: понять и изучить этот мир как минимум на порядок лучше наших политических оппонентов, распространять понимание это как можно шире, и по мере охвата пониманием все более широких слоев населения начинать менять этот мир сообща и действительно осознанно.

А пока никто не даст нам избавленья, ни Царь, ни Бог и ни Герой…

Черная Заря

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: