Язык

Центризм

Одиннадцатая статья из сборника “Фашизм/Антифашизм” левого коммуниста Жиля Дове.

центризм

Центризм

В вопросе об Испании, «Баланс» сталкивался с двумя типами противников. Одни находились внутри революционного движения, несмотря на различные дефекты, и в некоторых пунктах были справедливее, чем «Баланс». Другие принадлежали к направлению, которое можно назвать центризмом. Этот термин следует уточнить. В тридцатые, итальянская Левая, как и Троцкий, под термином «центризм» подразумевала коммунистические партии, в соответствии с той идеей, что Сталин представлял собой линию примирения между левым (Троцкий) и правым (Бухарин) крылом как во внутренней, так и во внешней политике. Эта идея происходила из троцкистского отказа (который долгое время разделял Бордига25) признать капиталистическую природу России и её ориентацию: сталинистская линия должна была стать компромиссом между буржуазией и пролетариатом в России, а также между мировым капиталом и защитой «завоеваний Октября» на международном плане. Отсюда происходила неспособность понять функцию коммунистических партий, которые считались в первую очередь «оппортунистическими».

Фактически, термин «центризм» часто употреблялся среди революционеров после 1914-го, для обозначения циммервальдовского центра (который, как например Spartakusbund, хотел бороться против войны, но отвергал революционное пораженчество), и впоследствии для обозначения тех, кто отделился от Второго Интернационала, но не пришёл к коммунизму. Для немецкой Левой, большинство Коммунистического Интернационала было центристским, поскольку поддерживало парламентаризм, синдикализм, «массовые» партии и т.д. Коммунистическая Партия Италии, а затем итальянская Левая, остававшиеся дольше всех в Коммунистическом Интернационале, занимали отличную позицию, по крайней мере вплоть до победы Сталина в русской Компартии (1926 г.).

Начиная с конца двадцатых, серия отколов сотрясла социалистические и сталинистские партии. Они происходили в тактической перспективе (в первую очередь из-за неспособности социалистических и коммунистических партий противостоять фашизму), без глобального видения, как если бы ошибочной была линия, в то время как на деле антиреволюционной была организация. Даже когда последняя проводила самоубийственную политику (как в Германии), никто не говорил об отклонениях. Группы или партии, образовавшиеся из этих отколов участвовали в теоретическом и политическом горизонте того времени. Фактически, «центризм» может быть представлен всеми формами левачества, т.е. сведением всего разнообразия бунтов и движений к отдельным пунктам, безвредным для капитала. Центристские группы часто выдвигали реформистские требования, за которые боролись синдикалистские и официальные политические организации.

Центризм вышел из интегрированного «рабочего движения», не развившегося до революционных позиций, оставаясь посредине, помогая блокировать пролетариев в тупиках, стремясь оказывать давление на рабочее движение, рассматриваемое, несмотря ни на что, как истинная организация «класса». Считать компартии центристами и предателями, как это делал «Баланс», означает разделять эту иллюзию. В узком смысле, испанский «центризм» составляли ПОУМ и левое крыло НКТ.

Примечания:

(25) Письмо к Коршу от 28 октября 1926, в Кризисе 1926-го в Партии и в Интернационале, «Quaderni del Programma Comunista», № 4, апрель 1980.

Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите лису: